Старый тополь

Когда сорочане узнали о появлении в газете "Еврейское Местечко" статьи о семье Гурман, мой домашний телефон звонил несколько раз. Вопрос, который интриговал всех,--или израильский профессор Гурман тот самый Гарик Гурман, который жил в Сороках?

Приходилось их разочаровывать. И так всё по-порядку.

Угол улицы Пушкина и Крупской
Гарик Гурман, мой приятель, жил в Сороках со мной по соседству. Его квартира была на Пушкина 17, угол Крупской--моя через дорогу. С 4-5 лет мы бегали к друг другу во двор играть. Когда мы пошли в первый класс 4-ой школы, все ребята из нашей округи оказались вместе в одной школе. С нами были Гарик Гурман, Миля Койфман, Изя Шапиро, Моня Богомолец, Люсик Готкис, Боря Швагер, Миша Спектор и др.
Нашей учительницей младших классов была Анна Ивановна Ржепецкая. Анна Ивановна приехала в Сороки по назначению её мужа, который вскоре стал вторым секретарем горкома партии города. По характеру она была очень строгой учительницей, что возможно, помогло нам в будущем. Гарику в этом отношении не очень повезло. Он был не очень собран и как энергичный ребенок не любил долго сидеть тихо. Как результат, его часто ставили в угол класса или он оказывался за дверью класса.
Отец Гарика работал учителем в сельской школе, уезжал на работу рано утром и приезжал поздно вечером. Мама Гарика работала в гороно города. Ей было не очень приятно приходить на собрания в школу и выслушивать замечания насчёт дисциплины и прилежания сына. Запомнилось мне и его младшая сестричка, Мила. Когда я приходил к Гарику домой, его мама ставила меня в пример и советовала ему дружить со мной, как c более прилежным учеником, по сравнению с его постоянными друзьями. Мы проучились с Гариком до 5-6 класса. Я не помню точно, когда это случилось, но знаю, что Гарик исчез из класса. Возможно, это совпало с переездом его семьи в Кишинев.
С тех пор, я Гарика Гурмана не видел и никогда о нем не слышал, хотя прошло почти пол-столетия. Но своего школьного приятеля я не забыл и при очередном разговоре с моими израильскими друзьями спросил, не знают ли они что нибудь о Гарике. Ответ был: "Живет в Израиле".
В статье, которая появилась в газете "Еврейское Местечко" речь идет об израильском профессоре Габриэле Гурмане, который никогда не жил в Сороках и никогда не бывал в Сороках. Между тем израильского Габриэля Гурмана и сорокского Гарика Гурмана связывает близкое родство: Габриэль и Гарик -двоюродные братья.
У них был общий дед Лейб Гурман, который похоронен в Сороках. Габриэль с детства хорошо запомнил адрес в Сороках--Пушкина 17, когда его отец отправлял письма и бандероли. Об этом читайте далее в статье "Старый Тополь".

П. Сельцер
"Еврейское Местечко"
№31 (194), сентябрь 2007 г.

ИЗРАИЛЬСКИЙ ПРОФЕССОР ГУРМАН РАЗЫСКАЛ В СОРОКАХ СЛЕДЫ ЕВРЕЙСКОЙ ГИМНАЗИИ, КОТОРОЙ ЗАВЕДОВАЛ ЕГО ДЕД

После прошедшего в Молдове Первого съезда анестезиологов и реаниматологов («ЕМ» №30, 2007)Во дворе дома Пушкина 17 один из организаторов форума – израильский профессор Габриэль Гурман с семьей отправился в Сороки. «Почему я помогаю молдавской анестезиологии? Я – израильский еврей, но моя маленькая часть принадлежит этому краю, где жил мой отец и похоронен дедушка», – объяснял он.

Профессор Гурман не только известный в своей области специалист. Он – автор (литературный псевдоним Габриэль бен Мирон) шести книг на румынском языке. В этом году отмечает десять лет своей писательской деятельности. Сюжет его первого романа «Pâmântul e plat ca o farfurie» («Земля похожа на плоскую тарелку») завязывается в Бессарабии и проходит через Сороки. Побывав в этом городке вместе с Габриэлем Гурманом, я пришла к мнению, что ему ничего не пришлось выдумывать в своих сочинениях. Он каждый раз просто выдергивал нитки из полотна истории собственной семьи.

Эту поездку анестезиолог посвятил столетию со дня рождения отца, Меира Гурмана. «Он был семейным врачом, – говорит профессор, – но разве именно это важно? Отец являлся для меня главным человеком в мире, он дал мне правильное воспитание и любимую профессию». После рождения Меира семья из Ямполя переехала в Сороки. Лейб Гурман (дед Габриэля) стал заведовать сорокской гимназией «Тарбут» и преподавать иврит. В 20-е годы уезд Сорока по показателям в области просвещения считался одним из лучших.

В список образцовых школ входила и еврейская гимназия, где сеяли «разумное, доброе, вечное» профессионалы, требовавшие от своих учеников серьезного отношения к занятиям. Но служебные успехи директору давались непросто. У Габриэля хранятся два письма дедушки, он писал их другу в Палестину. Лейб рассказывал о тяжелой жизни в Сороках, о том, что антисемиты поднимают голову в Бессарабии и Румынии. Вскоре старший сын Меир начал учиться в Бухаресте медицине. Но кузисты не дали ему окончить курс, бессарабцу пришлось уехать в Прагу. Практиковать молодой врач начал в Букуше – маленьком штетле на территории румынской Молдовы. Женился, а в 1939 году у него родился первенец Габриэль.

О Гарике Гурмане

Живет и трудится в Хайфе. Работает в больнице "Ротшильд"