Вспоминая Иосифа Гитарца и Соню Гитарц-Дубовую…

(Из цикла «Земляки»)

С момента выхода в свет двух моих книг о сорокских учителях и врачах евреях минуло пять лет. За эти годы я получил несколько дополнительных очерков и уточнений по отдельным моим персонажам, но, в общем, список врачей и учителей остался тем же. Однако в ходе работы над обеими книгами, как это часто бывает, у меня оказалось много такого материала, который должен был бы расширить тот или иной очерк, сделать его гораздо длиннее и, соответственно, – многословней. Поэтому некоторые материалы я сократил и оставил у себя «в архиве», рассчитывая к ним ещё когда-нибудь возвратиться. И вот сейчас представляю на суд читателей рассказ об известном сорокском хирурге Иосифе Гитарце и его жене – Софье Гитарц-Дубовой – тот материал, который вошёл в мой первоначальный очерк только частично. Разумеется, так же, как и в первом очерке о враче-хирурге, я пользуюсь сведениями из воспоминаний их дочери, Адель Шульман-Гитарц, за что ей очень благодарен. Данный текст в сравнении с книжным вариантом исправлен, уточнён и дополнен

***

Фото Сони Дубовой, которое она выслала Иосифу на Камчатку

Соня Дубовая родилась в селе Черневцы Винницкой области в зажиточной еврейской семье. С детства мечтала стать врачом. После окончания школы поступила в Одесский мединститут на стоматологический факультет. Там ещё на первом курсе она познакомилась с бравым, смелым, удачливым студентом-выпускником хирургического факультета Иосифом Гутарцем. Между ними возникло сильное любовное чувство. Когда Иосиф оканчивал институт и должен был ехать по направлению, они поженились. Соня сначала хотела ехать вместе с мужем. «Мама тоже училась на «отлично», но о папе рассказывала как о гениальном хирурге, который обладал безграничным упорством, силой воли, большим врачебным чутьём. К тому же он был самым бравым и красивым парнем на курсе, – пишет Адель Шульман. – Даже чересчур смелым и задорным. Вот один смешной эпизод из их студенческой жизни. Они встречались всего несколько дней. Папа пришёл в неурочное время в общежитие, где проживала мама. Когда дежурный постучал и вошёл в комнату, папа снял с ноги сапог и запустил им в дежурного. А затем взял дежурного «за шкирку» и выдворил из комнаты…». Соня Дубовая была полной противоположностью Иосифа Гитарца: весёлая, добрая, она любила встречаться с друзьями в компании, шутить, веселиться, обладала независимым характером и всегда всего боялась. А Иосиф был человек скрытный, но волевой и смелый, скептичный. Соня была материально независимой, а Иосиф, как сирота, был беден и всегда нуждался в средствах. Возможно, эти противоположные качества и свели их, поэтому они и поженились. Иосиф вступил в компартию, стал офицером, прямо перед началом 2-й мировой войны проходил медицинскую практику на Камчатке, должен был после окончания практики получить хорошую должность. Но вокруг были завистники и предатели. Однажды, во время очередной поездки, находясь в поезде вместе с двумя товарищами, один из которых был еврей, Иосиф рассказал политический анекдот. На следующее утро его арестовали. Он получил десять лет лагерей. Впоследствии выяснилось, что донёс на него попутчик, тоже молодой врач-еврей, которого Иосиф считал своим лучшим другом.

***

Фото Иосифа Гитарца, сделанное перед 2-й мировой войной Там, в лагере на Камчатке, доктор Гитарц и начал в 1942 году свою врачебную карьеру. Его использовали как врача-хирурга, единственного специалиста в этой области на весь лагерь. Там-то Иосиф и научился настоящему делу. Без инструментов, без поддержки других врачей и медсестёр, в страшных тюремных и климатических, а самое главное – антисанитарных условиях, в антисемитском окружении, где все беды всегда сваливали на евреев, Иосиф Гитарц и стал настоящим хирургом. «Я не помню многого из того времени, – пишет Адель Шульман-Гитарц. – Папа не любил вспоминать о том «тёмном периоде» своей жизни. Но я никогда не забуду, как в один из дней (тогда мне было лет 10-12) к нам в Сочи приехал мужчина, который сидел с папой в ГУЛАГе. Он целовал папины руки, плакал и рассказывал нам о том, как тюремный врач Иосиф  спас его и многих других заключённых не только от болезней, но и от голодной смерти. Люди там пухли с голоду, а папа потихоньку воровал котлетки на кухне и приносил их в медсанчасть, подкармливая несчастных больных».