Эстерки в жизни и литературе

Как сказал проф. Вайскопф, «историческая Эстерка решительно отказалась принять христианство; а, кроме того, она всегда воспринималась в качестве защитницы и покровительницы своего народа». Сведения об «исторической» Эстерке я нашёл в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. 

«Эстерка – легендарная фаворитка польского короля Казимира Великого (1310-1370), дочь портного из Опочка (ныне – в Псковской области). Благодаря красоте и смышлёности, Эстерка из всех любовниц короля достигла наибольшего влияния. Она проживала в королевских дворцах в Опочке, Лобзове и других дворцах.  Эстерка имела от Казимира двух дочерей, оставшихся еврейками, и двух сыновей, Немира и Пелку, выросших в христианской вере. Впрочем, новейшие исследователи утверждают, что они были сыновьями Казимира и его любовницы-польки Цудки. Эстерка была убита во время преследования евреев при Людовике Венгерском (Лайоше Великом; годы жизни 1326-1382; правил Польшей с 1370 года). Она была похоронена, согласно легенде, в Лобзовском саду. Единственным памятником по ней являются развалины её дома в Опочке, реставрированного недавно (речь идёт о конце ХIХ – начале ХХ века – Д.Х.). Современных эпохе Казимира свидетельств οб Эстерке не имеется. Впервые рассказ об Эстерке встречается лишь y историка Длугоша, жившего в ХV веке. Настроенный враждебно по отношению к евреям, Длугош сообщает, что по просьбе Эстерки король даровал польским евреям привилегии. Приписывая этот акт Казимира влиянию еврейской фаворитки, a не государственным соображениям, руководившим королем в политике покровительства евреям, Длугош хотел умалить значение привилегий, в которых усматривает «богохульство». Легенды об Эстерке послужили сюжетом для повести Брониковского («Казимир Великий и Эстерка», 1828, на польском языке), Булгарина («Эстерка», 1829, на русском языке), Бернатовича («Належь», 1828, на польском языке), драмы Козловского («Эстерка», 1888, на польском языке и на идиш), поэмы Шмуэля  Имбера («Эстерка», 1910, на идиш).

А недавно мне на глаза попались воспоминания ещё одной «Эстэрки – жены и близкого друга замечательного еврейского поэта и драматурга Пэрэца Маркиша (1895-1952) – Эстэр Маркиш-Лазебниковой «Отражение света» – газетный вариант книги, который был

опубликован в «Роман-газете» – литературном приложении к израильской русскоязычной газете «Новости недели» от 19 сентября 2002 года.  И эта женщина, наша современница, сумела в жизни оказать помощь и спасти немало евреев, в том числе – двоих своих сыновей – Симона и Давида Маркишей. Я нашёл в интернете и другую книгу воспоминаний Эстэр Маркиш – «Столь долгое возвращение», изданную в Тель-Авиве в 1988 году. И сейчас мне хочется не столько рассказать об этих удивительных мемуарах, в которых отражена целая эпоха  – послевоенные полвека, сколько рассказать хотя бы коротко об их авторе.

Эстэр (Фира) Лазебникова (1912-2010) родилась в Екатеринославе (Днепропетровске), окончила среднюю школу в Баку, затем факультет романо-германских языков – в знаменитом довоенном Московском институте философии, литературы и истории (ИФЛИ). Проживая много лет в Москве, Эстэр Маркиш  бывала в Константинополе и Харькове, Киеве и  Ташкенте. Помимо интересной информации о жизни поэта, его трагической судьбе, его произведениях, о судьбе близких и родных (родителей, детей, родственников), я нашёл в этих воспоминаний несколько эпизодов, связанных с представителями той общины, к которой я сам себя причисляю, – к общине бессарабских (молдавских, приднестровских) евреев. Представители моей общины появляются на страницах книги Эстэр Маркиш в  рассказах о годах ссылки в Казахстан её самой и её сыновей как ЧСИР (членов семьи изменника родины). Надо сказать, что нигде и никогда Эстэр Ефимовна Маркиш-Лазебникова не говорит о моих земляках ни одного плохого слова, – наоборот, везде и всегда она отзывается о них только положительно. Думаю, многим бессарабским евреям старшего, среднего и молодого поколения интересно узнать, что о них думают  «люди со стороны» – такие мудрые, решительные и целеустремлённые, как, например, Эстэр Маркиш.

Таким образом, с юных лет и до сегодняшнего дня еврейское имя «Эстэр» (Эсфирь, Фира, которое трактуется как ассирийское имя со значением «звезда») ассоциируется в моём сознании лишь в качестве символического имени защитницы еврейского народа.

Давид ХАХАМ