Хождение по мукам

(100 лет со дня рождения Евфросинии Керсновской)

Одна из трагических страниц истории советского периода – это депортации с конфискацией. Как известно, не обошла эта беда и население Бессарабии.
С 28 июня 1940 года до 22 июня 1941-го около 20 тысяч жителей стали жертвами первой волны сталинских репрессий. В 1949-м вторая волна унесла в Сибирь и Казахстан уже более сорока тысяч жителей советской Молдавии. Почти 5 тысяч были высланы в 1951 году (тут предпочтение отдавали священнослужителям). Ну и в промежутках, по некоторым оценкам, под карательный маховик попало ещё около десяти тысяч человек. Многие сгинули на каторге. Депортации коснулись всех слоёв населения, но прежде всего – «социально чуждых элементов». Репрессии проводились не по национальному признаку, поэтому трудно точно сказать, сколько бессарабских евреев оказалось среди сосланных. Есть основания считать, что их число составляет примерно четыре тысячи. Сегодня есть повод вновь коснуться этой трагедии.

У Солженицына, в «Архипелаге ГУЛАГ», мне запомнился такой пассаж: «В городе нет дома, из которого не было бы арестованных, да и крестьянские подводы с плачущими бабами запружают площадь перед орловской тюрьмой как на стрелецкой казни у Сурикова. Ах, кто бы это нам еще нарисовал когда-нибудь!». Нашёлся такой художник! Это помещица из Сорок – Евфросиния Антоновна Керсновская, которая целых 19 лет провела на лесоповале, в бегах, в тюрьмах и на этапах, в лагерях и на поселении (в т.ч. – 9 лет на подземных работах в шахтах Норильска).

По просьбе матери (которую не видела 18 лет) она составила обширные мемуары (6 томиков, 1888 страниц). Да еще 700 акварельных рисунков, в которых запечатлела всё увиденное «там». Никто еще не описал (и никогда не опишет) реалии «40-го года» в Бессарабии, как это сделала Керсновская. Боясь конфискации своих заметок, она повторила их 5 раз (и текст, и рисунки!). Хранила всё это у верных и надежных друзей. Среди них оказался и Зиновий Гердт.

В этом месяце исполнилось 100 лет со дня рождения Евфросинии. Впечатляет ее родословная. Дед по отцу – польский граф Антон Керсновский, а бабушка по отцу – австрийская баронесса Елена фон Бухентальд (оба похоронены в селе Околина Сорокского уезда). Прапрадед по матери – предводитель греческой общины Константинополя. Когда в 1821 году началось греческое восстание «Гетерия» («Этерия»), этого предка (вместе с патриархом) повесили на канделябре Кафедрального собора. Оба мученика канонизированы греческой церковью.

Сын того предводителя – Дмитрий Кара-Василе – основал Кагул, был другом господаря Александра Иона Кузы. А уже племянник Алексей (т.е. дедушка Евфросинии) стал депутатом Румынского парламента до 1878 г., затем – градоначальником Кагула, а в 1911 г. – депутатом III Государственной Думы.
Отец Евфросинии был юристом в Одессе. Вместе с другими представителями одесской интеллигенции и чиновниками (700 человек) он был приговорен к смертной казни в 1919 году. Но конвоир узнал в нём адвоката, который однажды ему помог, и отпустил Керсновского. В тот же день, оставив дом и имущество на разграбление новым властям, вся семья при помощи греческих контрабандистов бежала в Бессарабию (место спасения в те ужасные годы). (На снимке: 1911 г.)

Поселились в деревне Цепилово, в своём имении, в 7 км от Сорок. Мама, Александра Алексеевна, преподавала английский и французский в местных лицеях. Брат Антон учился в Вене и в Париже, стал знаменитым военным историком. Сама же Евфросиния так полюбила сельскохозяйственную работу, что отказалась даже от учебы во Франции. Она ходила босиком за плугом, косила пшеницу и скирдовала сено на равных с мужиками, сама доила, убирала навоз, кастрировала лошадей и поросят (у нее было зоотехническое высшее образование).

Рахель Рудой

Несколько дней назад в теме "Еврейские Сороки"было выставлено фото одной пожилой женщины с вопросом кто знает этого человека. Я узнала в ней Рахель Рудой. Я знала её двух дочерей. Старшую звали Идес а младшую- Соня.Выла ещё одна дочь,которая посде 1918 года осталась жить в Одессе. Кто интересуется пишите, с удовольствием отвечу.

Рахель Рудой

Многоуважаемая Bronya14, Безмерно счастлив был Вашему отклику. Мне очень хотелось бы продолжить наш контакт в любой удобной для Вас форме: на форуме; также я мог бы Вам позвонить; мой e-mail [email protected]; мои телефоны были указаны при публикации моего сообщения (темы). Я буду рад любым крупицам памяти. У нас в семье считалось, что обе сестры из Сорок сумели выбраться на подводах в Одессу до прихода немцев. Хотя в последнем письме моей бабушки по маме (Одесса, 4 октября 1941 г.) передаётся привет «от сестры с мужем» (т.е. упоминается только об одной из двух сорокских сестер), которые выбрались к их сестре Нине, жившей в Одессе (о которой Вы также упомянули). Затем все они: Нина с двумя детьми и сёстры (сестра), а также моя бабушка по маме погибли в Одесском гетто. Искренне Вам благодарен, и теперь хотя бы смогу увековечить память о двух своих тетях Идес и Соне в Иерусалимском Мемориале Яд-Вашем. С глубоким уважением, Александр Рудой.

Мейер Барзах

Мой дедушка, Мейер Барзах, после 15 лет, проведенных в сибирской ссылке, только в 1956 году оказался снова в Молдавии и проживал в г.Кишиневе до своей смерти в 1976 году. Так что он не мог быть в 1948 г. в Дрокии, но это видимо был его брат, Леон Барзах. Вообще в Сороках до войны было 5 братьев Барзах, и про судьбу их всех можно много рассказывать, поэтому по всем вопросам нашей фамилии можно обращаться ко мне. Я вместе со своей семьей живу с 1993 г. в Германии, а мой отец, сын Мейера Барзах, это известный в Сороках во 2-й половине 20-го века учитель музыки и пения Лев Миронович(Меерович)Барзах.

Bоспоминание

Женя, здравствуйте! Я помню всю Вашу семью, отца и мать и сестру-Виту. Хотел бы узнать о всех подробней. Возможно, Вы меня и не помните. По приезде в Сороки, некоторое время все проживали у нас в доме, возле кузницы, а потом вы переселились на Ленинградскую, к Шафирам. Прошу, если возможно, сообщить подробней о всех вас. С уважением-Нульман

О семье Барзах

Действительно мы жили несколько лет на ул. Ленинградской, только не у Шафиров, а в соседнем домике во дворе. В начале 60-х годов мы переехали в "хрущевскую" квартиру в нагорной части Сорок по ул.Коминтерна. С декабря 1980 г. я жил в г.Кишиневе, откуда мы с женой и 2-мя детьми в октябре 1993г. уехали на пост. место жительства в Германию. Здесь я уже более 13 лет работаю на одной фирме, пройдя путь от работника бюро до зам. директора. Вита и мама живут в Израиле в г.Герцлия. Там же в Герцлии похоронен мой отец, который умер еще в сентябре 1993 г. В этом году к 15-летию со дня его смерти я постараюсь опубликовать некоторые фотографии, памяти этого энергичного и талантливого человека.

Где прочесть главы из повести Евросиньи Керсновской.

Главы повести Евросиньи Керсновской можно прочесть в библиотеке священнослужителя Якова Кротова:

 http://www.krotov.info/library/k/kers/novskaya_00.htm

Пролог.

В Бессарабии (1939, на свободе, оккупация Бессарабии, арест). -

http://www.krotov.info/library/k/kers/novskaya_01.htm 

Исход или Пытка стыдом (1941, дорога в Сибирь).

http://www.krotov.info/library/k/kers/novskaya_02.htm 

Вотчина Хохрина (1941, на поселении). -

http://www.krotov.info/library/k/kers/novskaya_03.htm 

Оазис в аду (работа в тюремной больнице).

http://www.krotov.info/library/k/kers/novskaya_07.htm 

 

Юрий Соколов. 

 Полную версию воспоминаний    Евфросиньи Керсновской  с иллюстрациями можно прочитать на странице:

    http://www.women-gulag.ru/

Юрий Соколов.