Десять дней Покаяния

Десять дней Покаяния, или

«Страшные дни» еврейского календаря

(Цикл «Наши праздники и традиции»)

image0.jpg10-дневный период от первого дня еврейского Нового года («Рош а-Шана») до исхода Судного дня («Йом Киппур») называются на иврите «Ямим нораим» (дословно – «Страшные, грозные дни»). Эти дни выделяли уже талмудические авторитеты, но в Талмуде  они называются Десятью днями покаяния. Смысл этих дней – раскаяние грешников и возвращение на путь праведности после дня суда в Рош а-Шана и в преддверии дня Искупления. Термин «Ямим нораим» впервые появляется в литературе «респонсов» (Вопросов и ответов), созданной «ришоним» (учёными, разработавшими Вавилонский Талмуд), в частности, – в книге раввина Яакова бэн Иуды Вайля (умер до 1456 года). Автор отвечает на вопрос, можно ли скорбящему молиться в качестве «хаззана» в «Ямим нораим», что свидетельствует о распространённости термина в ХV веке.

По-видимому, из литературы «респонсов» словосочетание «Ямим нораим» перекочевало в книги Йосефа Каро  «Бэт Иосеф» и «Шульхан арух». Возможно, выражение возникло как парафраза на стих из «Книги Иоэля» (2:11), в котором говорится о суде Всевышнего.

Давайте послушаем мнение о Десяти днях Покаяния признанного ныне религиозного авторитета – рава Адина Штейнзальца.

***

Десять дней еврейского календаря между двумя великими праздниками Рош а-Шана и Йом Киппур называются «Ямим нораим» (т.е. «грозные», «страшные» дни). Замечу, что хотя название праздника Рош а-Шана традиционно переводится как «Новый год», этот перевод не адекватен: он не только не соответствует буквальному смыслу ивритских слов, но и не правилен по сути. Рош а-Шана – это, скорее, начало, главный день года (рош на иврите – «голова», а шана – «год»). День, когда на Небесах происходит суд и решается судьба всего сущего на предстоящий год. А Йом Киппур – это День Искупления, пост, в который Вс-вышний прощает нам наши грехи.

«Ямим нораим» являются, пожалуй, самым проблематичным для осмысления периодом еврейского календаря. Его однозначно нельзя было бы назвать праздничным, учитывая этимологию этого слова на русском языке, хотя он обрамлён двумя самыми главными праздниками года. В эти дни еврей преисполнен трепета в ожидании окончательного приговора своей судьбы. Для него они, прежде всего, – время раскаяния и самоанализа. С другой стороны, в отличие от иных памятных дат еврейского календаря они не имеют никакой привязки к историческим событиям.

Последнее замечание нуждается в уточнении. Рош а-Шана, еврейский Новый год, всё же является годовщиной вполне определённого исторического события. Но настолько отдалённого, что даже многие из тех, кто отмечают этот праздник, вовсе забывают о нём. Рош а-Шана – годовщина сотворения человека, Адама («адам» на иврите – человек»). Важно уточнить – не мира, а именно человека! Если хотите – день рождения человечества. В этой точке еврейского календаря встречаются два основополагающих мотива: общечеловеческой памяти и личного самоанализа. В идеале Рош а-Шана должен являться днём самоотчёта всего человечества, оставаясь таковым и для каждого индивидуума.

Человечество из года в год должно находить время и силы для размышления над фундаментальными вопросами: для чего оно, собственно, создано, оправдывает ли своё существование?.. Но для ответа на них нужно, прежде всего, задаться другим вопросом: а ради чего создан я сам? А вот здесь ни в личном, ни в общечеловеческом аспектах не поможет «мелкая бухгалтерия», учёт баланса между двумя колонками: слева – «грехи», справа – «добрые дела». Несмотря на то, что очень важно подвести итоги прошедшего года и выяснить, образно выражаясь, состояние своего счёта – в «плюсе» я или в «минусе» – для каждого из нас и для всего человечества в целом этого всё же недостаточно для того, чтобы ответить на кардинальный вопрос: а стоило ли Вс-вышнему вообще нас создавать?