Мальчик из гетто

(Из цикла «Земляки»)

Беня Шиц в молодые годыВ далёком уже 1967 году, сразу после Шестидневной войны между Израилем и соседними арабскими странами, 33-летний кишинёвский поэт Ефрем Баух написал поэму «Моисей» – книгу в четырнадцати песнях и четырёх отступлениях. Моисей, Мойшэ, Мозес, Мошэ – величайший пророк всех времён, возглавивший еврейский народ при выходе из Египта, из «стен рабства». Моисей был самым активным участником перехода евреев в землю обетованную и способствовал получению ими Торы (Священного писания, Десяти заповедей) на горе Синай. Мошэ, как считают, в переводе с древнеегипетского языка означает «тот, кого вытащили (из воды)» (Шмот 2:10), потому что, наверное, и в более глубоком смысле главным предназначением Мошэ было вывести еврейский народ из рабства.

Ветхозаветный Моисей всегда был любимым персонажем Бауха. Через тридцать пять лет после создания поэмы, в 2002 году, в Москве в серии «Мастера современной прозы» вышел очередной, шестой по счёту, роман Ефрема (Эфраима) Бауха «Пустыня внемлет Б-гу» из цикла «Сны о жизни». В романе речь идёт, действительно, о становлении мировоззрения ветхозаветного Моисея – того мировоззрения, которое определяло потом все его дальнейшие поступки. Впрочем,  тогда, в 1967-м, речь шла о другом Моисее…

Три эпиграфа к поэме Бауха: «Это был скелет, обтянутый кожей, ничто в нём не изобличало пророка. Звали его – Моисей» (Сороковые годы ХХ века). «…Кричат мне…сторож! Сколько ночи? Сторож! Сколько ночи? Сторож отвечает: приближается утро, но ещё ночь…» (Книга пророка Исайи, гл. 21. разд.11-12). «Люди! Я любил вас…» (Юлиус Фучик)

Вместо пролога и эпилога: «В южном весёлом городе – дальше от нас или ближе,/в глиняном старом доме, где скрип, тишина да трещины,/старик проживает тощий, с бородкой, куцей и рыжей,/лет двадцать уже – у старой, седой и безмолвной женщины.//

***

Фрида и Беня ШицА теперь я прервусь ненадолго, чтобы рассказать вам о другом своём герое. Его звать Биньямин (Беньямин, Вениамин, Беня). Хочу напомнить: еврейское имя «Биньямин» переводится как «сын правой руки», что в переносном смысле значит – «сила». По другому мнению, «сын правой руки» означает «любимый сын». Биньямин – второй сын любимой жены Иакова, Рахэль, умершей сразу после родов, родоначальник одного из 12 колен Израиля, младший сын праотца Иакова (согласно первой книге Пятикнижия – «Исход», или на иврите – Бэрэйшит» – «В начале», гл. 35, разд.18).

Биньямин Яковлевич Шиц (одно из значений слова «шиц» – германо-идишское со значением «защита», «шицер» – «защитник») родился в 1938 году в молдавско-бессарабском приднестровском городке Сороки. Во время войны трёхлетний малыш оказался вместе с матерью в Транснистрии, точнее –  в Винницкой области Украины, в гетто села Каташин Чечельницкого района. Что было в гетто – расскажу далее. Сейчас же только упомяну, что они с матерью чудом выжили и возвратились домой весной 1944-го, а спустя год, в сентябре 1945-го, Беня уже начал обучение в Сорокской 1-й молдавской средней школе, которую окончил в 1955-м всего с одной «четвёркой» в аттестате и остальными «пятёрками». В том же году юноша осуществил свою мечту: поступил в Кишинёвский мединститут, который окончил летом 1961-го. В 1961-1964 годах работал в сельской местности – сначала рядовым участковым врачом, затем – главврачом сельского участка.    

В 1964-м переехал в Сороки и начал работать хирургом в онкологическом диспансере, потом освоил новую по тем временам отрасль медицины – химиотерапию раковых заболеваний. Вскоре стал руководителем онкологического отделения Сорокской межрайонной больницы. Отделение располагало двадцатью койками. Биньямин Шиц мог уже тогда свободно экспериментировать в области онкологии в полном объёме и с полным размахом, что даже сегодня, почти полвека спустя, выглядит странно и непонятно. Биньямин Шиц стал для многих больных настоящим ветхозаветным Моисеем, готовым вывести их из тьмы болезни, отодвинуть от пропасти приближавшейся смерти, привести к свету выздоровления и к полноценной жизни. Онкологи Сорок получали тогда самые лучшие препараты, в основном – импортные: американские, английские, швейцарские. Это был «хрущёвский период» оттепели, когда советский вождь в украинской косоворотке собирался за короткое время «построить коммунизм в отдельно взятой стране». Но «ура-кампания» продолжалась недолго, менее десяти лет: в 1973-м Сорокский онкодиспансер закрыли. И тогда, оставшись без этой работы, Биньямин Шиц стал ортопедом. Интересно, что работал он там же, где и раньше, на том же месте, только онкологическое отделение стало теперь ортопедическим отделением всё той же райгорбольницы. С 1968 года доктор Шиц преподавал также хирургию в местном медицинском училище вплоть до его закрытия в середине 1970-х годов. В больнице и поликлинике он продолжал работать до середины 1980 года – почти до последнего дня своего отъезда в Израиль.

Прибыв в Израиль и поселившись в Беэр-Шеве, доктор Шиц  уже через пять месяцев начал трудиться ортопедом в беэршевской больнице «Сорока», где проработал до 1992 года, занимаясь, в основном, производственными травмами. С 1992 по 1996 годы работал ортопедом в одной из частных клиник Беэр-Шевы. А с 1996-го по сей день работает в системе больничной кассы «Леуммит» поликлиническим ортопедом. Между прочим, кроме Беэр-Шэвы доктор Биньямин Шиц дважды  в неделю ведёт также приём больных в небольшом южном городке Сдерот, который в последние годы из-за регулярных обстрелов палестинскими ракетами «Кассам» стал в Израиле символом  города мужества и героизма.

Жена Биньямина Шица, Фрида Шиц-Циплеван, – моя бывшая одноклассница и ровесница. Окончила Сорокское медучилище. До отъезда в Израиль работала лаборантом в тубдиспансере у знаменитого фтизиатра – доктора Вассермана. Ныне она трудится лаборанткой в больнице «Сорока». Их старшая дочь Светлана (Ора) – следователь полиции. Младшая дочь – Алла (Заава) – пошла по стопам родителей и работает старшей медсестрой в больнице «Тэль а-Шомэр» под Тэль-Авивом…