Евреи Сорок в концлагерях и гетто Транснистрии

Часть первая


То, что я хочу сейчас предложить вниманию читателей, возможно, кому-то покажется неприятным, тяжёлым, несвоевременным, ненужным. Но дело в том, что в современной Молдавии (простите - Молдове!) и наших родных Сороках в эти дни «гуляют» иные ветры. Недавно открыл в Интернете страницы сорокской газеты «Обсерваторул де Норд» . Среди прочих материалов нашёл хвалебный очерк редактора газеты Виктора Кобасняну о председателе Союза историков Молдовы Анатолии Петренко. Для Кобасняну Петренко, возможно, - герой наших дней, а для меня этот горе-историк - одиозная личность, отрицающая Холокост в Молдове (планомерное и систематическое уничтожение еврейского населения в годы 2-й мировой войны). Петренко смеет сегодня утверждать, что маршал-палач Ион Антонеску не уничтожал, а спасал евреев, что румыны вели себя по отношению к евреям в годы 2-й мировой войны достаточно уважительно и гуманно. Я так же, как и Петренко, родился после войны (в 1948-м, а он - в 1953-м). Я - еврей, а он кто - русский, молдаванин, украинец? Но разница между нами состоит ещё и в том, что моя покойная мать была в концлагерях и гетто Транснистрии, пережила все те ужасы и страдания, которые современный горе-историк смеет отрицать. С её слов я знаю, что эти три года были самыми тяжёлыми годами в её жизни (хотя и в дальнейшем ей досталось немало горя и страданий). Именно в годы войны она потеряла своих родителей, единственного брата и двух сестёр. Кроме того, она пережила ужасы концлагерей и гетто Транснистрии. Правда, рассказывала она мне об этом скупо, да ведь и я, шалопай, не очень-то интересовался всем этим в своём детстве и юности. А теперь расспрашивать её - уже поздно...

Но, слава Б-гу, сохранились свидетельства других людей, живы ещё люди, пережившие Холокост в Молдове. Хочу привести только три свидетельства очевидцев сорочан. Первые два взяты мною из книги проф. Сергея Назарии «Холокост на территории Молдовы и прилегающих к ней областях Украины (1941-1945-й годы). Страницы истории», изданной в Кишинёве в 2005-м году. Третье свидетельство - из книги Клары Любарской «Памятник в Бершади», изданной мною в Израиле в 2003-м.

На страницах 106-107 Сергей Назария, используя «Текущий архив Ассоциации евреев Молдовы - бывших узников фашистских гетто и концлагерей», пишет: «По рассказу уроженки села Думбравены Сорокского района Эни Гионховны Плотник, после оккупации села румынские жандармы согнали всех евреев и закрыли в одном дворе. «Домой мы уже не вернулись. Начали нас гонять, как скот, а стариков и немощных людей расстреливали. Первоначально нас погнали в Рубленицкий лес, оттуда - в Сорокское гетто, а из Сорок - в Косоуцкий лес (урочище Малочунь). Люди страдали от голода, болезней и холода. Их убивали или полуживыми бросали в огромную яму. Из Косоуц румынские жандармы погнали нас в Вертюжанское гетто. Во время перехода дорога была усеяна трупами. В Вертюжанах свирепствовала эпидемия дизентерии. Отсюда нас погнали к Днестру. Мою маму и других людей, не способных передвигаться от слабости, посадили на подводу. Я села рядом с ней. Однако подошёл румынский солдат, ударил меня прикладом по спине и сбросил с подводы. А маму и других ослабевших людей полуживыми бросили в яму. Остальных погнали в Транснистрию».

Память прошлого

Война, война!

Сколько в ней потерянных жизней и сколько страданий в воспоминаниях живущих, переживших катастрофу войны и не знающих своих отцов и матерей, своих бабушек и дедушек, своих братьев и сестер в лицо, но всегда, всю жизнь помнивших о них.

И действительно надо трубить во всю мощь своих легких и клеймить тех, кто пытается стереть как из истории прошлого, так из памяти людей, навязывая свои идеи. Но мы, старшее поколение, должны рассказывать своим детям, внукам и правнукам справедливость минувших лет, распрострaнять всеми средствами массовой информации, наглядными материалами.

В моё детство и юность опасно было говорить о конц.лагерях, о расстрелах. Учитывая это, я мало задавал вопросов, и честно признаться, мало интересовался.
А когда подрос,спрашивать некого было.

Моих бабушек и дедушек по отцу расстреляли в Рубленицком лесу, а по маме-в Деркауцком, а вот сколько родственников расстреляли вместе с ними - не знаю, но то, что их было много, это точно. Не хочу каркать, но я бы связал одной ниточкой и высказывание Ивася и высказывание Кобасняну.

В настоящее время я перестал удивляться таким вещам. Многие евреи, находящиеся на гос.постах, как в Молдавии, как в России, так и в Израиле заниматься такими вопросами некогда, их замучала "текучка".

Что говорить, если Германия не признаёт официальные документы Красного Креста об эвакуации,официальные справки с мест нахождения, мотивируя тем, что, мол, документы были поданы раньше пенсионного возраста. Бюрократия на высшем уровне. Ведь можно принять документы, а выплачивать в срок. Вот вам еще доказательство отрицания нахождения людей в эвакуации.

Я думаю,что нам ПРИДЁТьСЯ сталкиваться еще со многими факторами отрицания Xолокостa во всем мире. Но нельзя пропускать ни одного случая мимо ушей, а доказывать и убеждать тех, кто пытаеться на несчастье других, строить своё будущее.