Сказ о Вассермане и его семье

И опять предоставляю место на страницах этой книги воспоминаниям доктора медицинских наук Альберта Вильдермана: «Спустя два года после начала работы в Сороках (напомню, что это был далёкий теперь уже 1951-й год! - Д.Х.) мне предложили переехать в село Ворничены для работы в туберкулёзном санатории, в то время - самом крупном и оснащённым стационаром для больных туберкулёзом лёгких в республике. Не хотелось покидать уютный городок и расставаться с руководителем, чьё доброе ко мне отношение и помощь я ощущал на протяжении всего времени моей работы в Сороках. Да и условия работы, и проживания на территории, где размещались сотни больных активными формами туберкулёза, пугали моих близких. Однако в обстановке роста антисемитизма в последние годы жизни Сталина надежд на работу в крупных противотуберкулёзных центрах страны у меня не было. Переход на работу в Ворничены предоставлял, может быть, единственную возможность для занятий квалифицированной профессиональной и исследовательской деятельностью в области фтизиатрии. Зиновий Соломонович понимал причины моего решения перейти на работу в Ворничены и не обиделся на меня. У нас сохранились дружеские отношения на протяжении всей нашей жизни.

В последующие годы я работал в разных городах страны, в том числе десять лет - в Караганде. Но я не терял связи с Зиновием Соломоновичем, знал о его большой и успешной работе в области фтизиатрии в городе Сороки и Сорокском районе. Только авторитет Зиновия Соломоновича, его безупречная репутация позволили ему получить для противотуберкулёзного диспансера одно из лучших зданий города, где разместились все службы и отделения, необходимые для оказания полноценной медицинской помощи больным туберкулёзом. После возвращения в Молдову, с 1974-го по 1992-й годы, я работал в Молдавском НИИ туберкулёза, занимал должность заместителя директора института по научной работе. Мне приходилось много разъезжать по республике, и я не упускал случая, чтобы побывать в Сороках. Я рад был встречам и Зиновием Соломоновичем и получал большое удовлетворение от успехов сорокских фтизиатров. Зиновий Соломонович создал по существу пульмонологический центр, один из лучших в республике. Доктор Вассерман к тому времени был «патриархом» медицинских работников города Сороки, пользовался безграничным авторитетом и уважением всех медиков города и района, независимо от их возраста, национальности, языка общения. Он по-прежнему следил за всеми новинками в области диагностики и лечения заболеваний лёгких, стремился внедрить новые методики лечения в практику работы диспансера. Зиновий Соломонович был современным врачом-исследователем, анализировал и обобщал свои данные, делал доклады, участвовал в ряде публикаций. Ему была присвоена высшая категория врача-фтизиатра.

Последние годы жизни Зиновия Соломоновича были омрачены смертью его горячо любимой жены, развалом СССР, желанием выехать в США его старшего сына Олега. Ему, в конце концов, пришлось уехать с сыном и его семьёй, но, мне кажется, расставание с Сороками было для него настоящей трагедией, окончательно подорвавшей его здоровье. Мне посчастливилось: я встречал на протяжении своей жизни многих хороших людей; одним из лучших был Зиновий Соломонович Вассерман!», - завершает своё письмо доктор медицинских наук Альберт Вильдерман.

Судьба Зиновия Соломоновича сложилась так, что последние годы своей жизни он прожил в США, вдали от Молдовы. Но бывшие его больные, коллеги, жители города, члены еврейской общины, узнав о его кончине 26-го сентября 1998-го года, были потрясены и прислали многочисленные соболезнования, потому что в глазах сорочан он был совестью города, все знали его как честнейшего человека, хорошего семьянина и, главное, -высококвалифицированного врача.