Взлёт и закат «Букурии»


Все годы существования оркестра нас ругали за дефицит национальных кадров. Никто не отказывался работать с местными исполнителями, но найти в то время в Молдавии джазовых музыкантов… А народники, играющие на слух, не подходили. Вот и приглашали специалистов отовсюду. По рекомендациям московских друзей мы пригласили Александра Конникова, впоследствии режиссера Московского мюзик-холла, приглашали драматургов, балетмейстера, художника по костюмам и оборудованию для сцены, молдавских писателей и поэтов, юмористов.

В короткий срок состав оркестра сложился таким образом. В скрипичной команде состояли Н. Лозник, Р. Капланский, А. Клетинич плюс одна семейная пара. На саксе играли приглашенные Борис Легун, Макс и Густав Саулеску, Геннадий Казаков. В группе трубачей: Михаил Гольдман, Георге Гроссу, Николай Грeкул, Константин Бонза. Трио тромбонистов – Иван Добрунов, Степан Жуля , Георге Папаборщ. Ритм задавали София Капланская и Николай Раду (ф-пиано), Владимир Вдовиченко (контрабас), Анатолий Бондаренко (ударные).
Блистал в «Букурии» ведущий состав музыкантов. Но нам не хватало ярких солистов – вокалистов, танцоров и конферансье. Из местных исполнителей в оркестр влилась очень способная Дорика Рошка, окончившая институт Гнесиных, и Ефим Вайсман. Мы пригласили опытную певицу из Риги Тамару Осокину, обладавшую красивым, теплым тембром голоса. Инне Батасовой, танцовщице из Москвы, Гриша Таскару поставил несколько оригинальных эксцентрических номеров. Рискнули поработать джазовыми конферансье Адик Бадаш из Молдавского драматического театра и Виктор Николаев, актер Русского драмтеатра. Кроме интермедий и реприз, дуэт выступал с шуточным номером на мотив «Ляны», обработку которой сделал Аранов. Это была музыкальная классическая мозаика с вплетением популярных мелодий. С «Букурией» часто сотрудничали местные поэты Аурел Бусуйок, Ливиу Деляну и другие.

В первом отделении мы обычно в национальных костюмах исполняли композиции с молдавской тематикой. Аплодисменты срывала и юмористическая сценка на тему модной футбольной команды “Буревестник”. После перерыва звучали современные пьесы с инструментальным соло, эстрадные песни, искрился шутками конферанс, «зажигали» танцоры и т.п. Тамара Осокина завораживала публику западными и советскими песнями. Дорика Рошка – созданными молдавскими и румынскими композиторами. Оркестровые пьесы, фантазии, обработки песен писал сам Аранов. Но с джаз-оркестром также сотрудничали композиторы О. Негруца, В. Сливинский, В. Вилинчук, С. Шапиро и другие. В программе звучали композиции начинающего тогда Е. Доги.

Каждый номер доводился до безукоризненного творческого и артистического уровня – не сравнить с военными годами. На репетиции мы шли как на праздник. В Молгосджазе тоже полностью отдавались работе, но сильно давили тяжелые жизненные условия… Теперь жить стало легче. Джазмены выглядели настоящими денди – всегда хорошо выбритые, небрежно, но элегантно одетые. Каждый концерт доставлял радость и вызывал бурю эмоций по обе стороны сцены. Но после выступления мы каждый номер разбирали по винтикам, вносили поправки. Особый ритм работе задавал наш инспектор Н. Лозник. Родители его были актерами еврейского театра. Он с детства рос в мире закулисья, знал законы сцены. Всем своим опытом стремился умножать успех нашего коллектива. При этом Лозник прекрасно владел скрипкой. Свои навыки он получил не в джазе, а в оперном театре. В коллективе появился бельчанин Ефим Бэлцану. У обладателя сочного баритона была хорошая школа подготовки, но – без опыта выступления на эстраде. Как же он над собой работал! Несколько тяжеловатый и неуклюжий, Фима чутко прислушивался к любому замечанию, подсказке. Анализировал, менял, искал. И пришло время, когда певец уходил со сцены под шквал аплодисментов...

Но самой яркой звездой «Букурии» оставался Рувен Капланский. Отличный музыкант, скрипач, саксофонист, он виртуозно владел задушевным, теплым голосом, которым очаровывал публику. Песни Аранова в его исполнении “Ты не жалей”, “Если любишь ты” годами оставались хитами молдавского джаза. Но вот что странно: ни в Молдавии, где его очень любили, ни в одном из городов Союза, где гастроли «Букурии» проходил на ура, Рувену власти даже благодарственного письма не вручили. Фима Бэлцану удостоился звания тоже не в “Букурии”, а в своем маленьком коллективчике. Хотя у Аранова, выступая под аккомпанемент мощного оркестра, он несомненного выглядел лучше. Николай Раду получил звание, работая в “Жоке”. В преддверии политических праздников Шико обычно представлял для награждения кандидатуры не Ширмана, Гольдмана, супругов Капланских, а Николая Грекула и Константина Бонзу. Так и не знаю, то ли сам Шико старался не высовываться, то ли на него сильно давили идеологические патроны. Но факт остается фактом – имея фантастический успех по всему Союзу, ни один музыкант «Букурии» не получил даже значка «Победитель социалистического соревнования». Не иначе как молдавский джаз мешал построению социализма в республике, из-за чего партийные функционеры не любили и не уважали оркестр. Зато публика принимала нас с одинаковой любовью как в Москве и Ленинграде, так и в любом уголке России, Прибалтики, Украины, Средней Азии, Кавказа...

В 1962 году у Шико обнаружили тромбоз мозга. Мне поручили возглавить коллектив, «Букурия» стала готовиться к гастролям по городам Сибири и Средней Азии. К тому времени с нами четвертый год работала замечательная танцевальная пара – Ирина и Михаил Шаргородские. Большие труженики, они постоянно находились в поиске новых идей. “Мексиканский танец”, композиция “В универмаге”, “Степ на лестнице” неизменно вызывали шквал аплодисментов. Выступали с оркестром певицы Раиса Немeнова, Людмила Иванова, Юлия Пашковская, Труханова и другие. Ион Басс с успехом исполнял песни Аранова “Аурика”, “Молдавские ночи” и другие...

А Шико Аранов не выздоровел. Он не мог работать в полной мере и разъезжать. В 1964 году Радиокомитет предложил ему сформировать эстрадно-симфонический оркестр для записи эстрадной музыки и оркестровых пьес молдавских композиторов. Дирекция филармонии долго уговаривала меня остаться в джаз-оркестре руководителем, а композитора Валерия Полякова – худруком. Но я не мог оставить Шико. Вместе с другими музыкантами ушел из «Букурии» на радио…

Подготовила Татьяна СОЛОВЬЁВА.

21(276), 06-2009

Мемуары Г.Ширмана см. также в «ЕМ» №№ 34, 43 за 2008 г. и № 2 за 2009.