Памяти Аркадия Маламуда (1958-9.12.2014)

Этот форум пред­на­зна­чен для общего обмена мне­ниями по различным
темам.

Памяти Аркадия Маламуда (1958-9.12.2014)

Сообщение sadmin Вт дек 09, 2014 6:17 pm

Malamud Arkadiy.jpg
Malamud Arkadiy.jpg (33.33 КБ) Просмотров: 1372

Получили сообщение, что сегодня утром, 9 декабря 2014 года, в Кишиневе умер Аркадий Маламуд, врач по-специальности, ставший на Украине крупным бизнесменом. Аркадий Маламуд, сын известного сорокского врача, доктора медицинских наук, психотерапевта и бизнесмена, Михаила Давидовича Маламуда (1934-1998). Аркадию на днях исполнилось 56 лет.

"Он совершенно лучезарный человек. Даже когда делает мрачное лицо. Его творческая сила так велика, что этот положительный импульс ощущается вне его настоящего настроения: он может быть сердит, но окружающие чувствуют, что главное в нем – способность делать огромные добрые дела. Быть может, он и сам не ощущает положительного поля своего бизнеса, быть может, он думает, что работает ради прибыли. Но его бизнес активно меняет жизнь окружающих, да, наверное, и жизнь региона. Это благодаря его проектам возникают радующие глаз коттеджи на месте глинобитных развалюх.
И вовсе не потому, что он добрый человек и филантроп.
Потому что он настоящий предприниматель, настоящий профессионал
."-так о нем написал украинский журналист в 2008 году.

Похороны состоятся 10 декабря 2014, в 11 часов в г. Сороки.

Две удивительные истории, опубликованные в разные годы, об одном человеке-Аркадии Михайловиче Маламуде.

P.S
Эта статья была опубликована в кишиневской газете в 1992 году. В ней упоминается и та роль, которую сыграл Аркадий Маламуд в становлении сорокского еврейского общества.

В отчете Леонида Балцана, с которым он выступил на собрании КОЕК 11 октября 1992 года, уже был раздел, посвященный работе в области милосердия: были упомянуты денежная помощь остро нуждающимся и продуктовые посылки - как джойнтовские, так и комплектовавшиеся в Кишиневе, бесплатные медицинские и юридические консультации.

И все же предоставление благотворительной помощи носило тогда эпизодический характер.
Первые годы средства выделяли отдельные предприниматели и фирмы, например, «Линк»
Мы уже упоминали о джойнтовских посылках. Через службу милосердия ОЕК и синагоги пенсионерам, всем нуждающимся и не только евреям распределялись сливочное и оливковое масло, крупы. Это был взнос религиозного движения «Хабад - Любавич», которое в Молдове представляет главный раввин Залман Лейб Абельский.
Еще летом 1992 года Кишинев впервые посетил историк и журналист Хаим Франк, чьи предки были выходцами из Бессарабии. Вместе с бывшим соотечественником Беном Цвиком они доставили собранную ими для евреев Кишинева гуманитарную помощь от Мюнхенской еврейской общины. Привезенные ими средства были распределены между одинокими стариками, инвалидами, просто бедняками.
Весной 199З года Хаим Франк вновь прибыл в Кишинев с гуманитарной помощью. «В мой прошлый приезд я уточнил, в чем особенно остро нуждаются люди, и пришел к выводу, что это необходимость в медикаментах. Поэтому, сейчас я привез медикаменты и фармакологический справочник по их применению. Весь груз я передал обществу еврейских врачей «Эзрат Холим». Они разберутся что к чему, и после этого распределят лекарства тем, кому это особенно необходимо. И, конечно, я привез материальную помощь. На пенсию сейчас трудно прожить». Хаим Франк купил шкаф для лекарств. Роза Нердинская с помощью словаря ночами переводила из справочника характеристики привезенных лекарственных препаратов. Врачи получили возможность свои консультации сопровождать выдачей медикаментов. И деньги, привезенные Франком, были выданы нуждающимся в его присутствии.
Позднее, когда служба, милосердия располагалась в еврейской библиотеке Кишинева (директор библиотеки Анна Бацманова), к распределению лекарств, добытых с помощью врача Гиты Резник из президентского Фонда гуманитарной помощи, были привлечены врачи Зинаида Креймер, Рива Земельман, Владимир Дворин. Это было в 1994 - начале 1995 годов.

Между тем, все более весомой, становилась доля «Джойнта» в оказании благотворительной помощи.
Во многом схожим был процесс формирования служб милосердия в других городах Молдовы.
Повсюду они зарождались вслед за образованием обществ еврейской культуры при участии других еврейских организаций. У истоков возрождения благотворительности в городе Бельцы находились первый председатель ОЕК еврейский поэт и писатель Михаил Фельзенбаум, а также Лев Шварцман, Инна Шатхина, Роза Бердичевер (Бланк), Александр Теппер, Инна Зальцман и др.

Генрих Габер, бывший малолетний узник гетто, впоследствии преподаватель музыки и руководитель Бельцкой организации бывших узников гетто, ныне – руководитель патронажной службы «Хэсэда Яаков», вспоминает, что в городе был создан еврейский самодеятельный театр, часть выручки от спектаклей которого шла на благотворительность. Он уверяет, что на эти цели использовалась и часть членских взносов ОЕК.

Важную роль в развитии службы милосердия в Бельцах играла городская женская организация «Хава». Группа женщин занималась сбором средств. Роза Бердичевер (Бланк), сменившая Инну Шатхину в должности руководителя «Хавы», в марте 1993 года возглавила службу милосердия ОЕК (ныне она директор Благотворительного Центра «Хэсэд Яаков»). У нее сохранились тетради со скупыми записями первых благотворительных акций, в том числе «Тетрадь регистрации одиноких пенсионеров города Бельцы». Волонтеры службы милосердия выявляли также инвалидов, онкобольных, диабетиков, матерей-одиночек. В одной из тетрадей – список из 42 человек, которым из средств, собранных у местных спонсоров, было выдано по 500 рублей купонами. Предприниматель А.Вайсман передал пошитые в его мастерской 100 курток, женские костюмы. Спонсор Майя Фельдман лично посещала нуждающихся и раздавала им деньги. На поступающие средства покупали лекарства, помогали дому-интернату.

Зарождение службы милосердия в Тирасполе также связано о деятельностью образованного здесь в 1990 году ОЕК, его первого председателя, известного языковеда, автора самоучителя языка идиш Анатолия Сандлера и возглавившего вскоре правление доктора биологии Семена Вайсмана и одного из наиболее деятельных председателей Тираспольского ОЕК доктора географических наук Шаи Шриры. Различного рода благотворительными акциями непосредственно занимались врач-терапевт Дора Шапошник, возглавившая в 1994 году службу милосердия, сменившая ее на этом посту медицинская сестра Лидия Литвак и многие другие.

И в городе Сорока благотворительная деятельность стала развиваться после образования Сорокского общества еврейской культуры (первый председатель правления - врач Ихил Кесельбренер). Эту деятельность на первых порах координировала член правления общества медсестра Татьяна Мельцер. Нуждающимся раздавали небольшие суммы денег. Благотворительные обеды в синагоге организовывал ее староста и кантор Лейзер Хусит. Врачи-волонтеры посещали больных. Врач Аркадий Маламуд, братья Яков и Илья Кон, некоторые бизнесмены - спонсоры предоставляли средства и для приобретения отдельных медикаментов. Налаживались связи с землячеством сорочан в США. Хотя и в Сороках были получены первые джойнтовские посылки, местная инициатива здесь как бы опережала другие города.

«Наш голос» №7 (44) за 1994 год сообщал, в частности: «благодаря щедрости нашего спонсора, доктора медицинских наук Михаила Маламуда и его супруги в дни праздников Рош-а-Шана и Суккот, согласно ритуалу, были накрыты столы и в синагоге, и в культурном центре»

Развитию благотворительности в городе деятельно способствовали и последовавшие за Ихилом Кесельбренером председатели ОЕК Марчел Кон, Семен 3исман, Аркадий Мазур. Ныне социальными программами в Сороках руководит председатель ОЕК 3ахар Дороховский.

Рассказ об Аркадии Михайловиче Маламуде как о бизнесмене

Кризис? – это момент истины!

zerno-ua.com

Бесконечная улица ровенского предместья от объездной дороги тянется меж одноэтажных строений – есть среди них хатки…

Завод

Бесконечная улица ровенского предместья от объездной дороги тянется меж одноэтажных строений – есть среди них хатки, дышащие на ладан, и есть оч­чень небедные дома из красного лицевого кирпича с ажурными оградами. Жаль, еду под хмурым небом ноября, а то здесь, в маленьких подворьях, в тесном взаимодействии рудиментов социализма и все никак не родившегося окончательно рынка, довольно живописно, наверное, в период цветения садов и палисадников. Ну, даст Бог, приеду еще на посевную в ИНСЕКО, а вот уже и мой поворот. Подъезжаю к вполне западноевропейскому размашистому офису, окрашенному в желтый и зеленый цвета и построенному в классическом стиле, с легким налетом «ретро». Меня встречает коммерческий директор, проводит на территорию завода, показывает технологию семенного производства… Там я отметил аккуратно стоящую под навесами технику – комбайны «Клаас», трактора «Кейс». Вымытые, яркие. Особенность заключалась в том, что тех и других было по нескольку десятков. Мой провожатый спрашивает:

- Сейчас как раз есть на месте владелец компании, Аркадий Михайлович. Вам интересно познакомиться с ним?

- Ну конечно.

Директор провел меня к кабинету, заглянул в него и пригласил войти.

Я вошел.

Юбилей

Аркадий Маламуд совершенно непубличный человек, его не встретишь на предпринимательских собраниях и светских вечеринках. Полгода я убеждал его, что он должен появиться в нашем журнале, что читателям очень важна и интересна любая информация о том, кто умеет вести современный аграрный бизнес в наших крайне недружественных к инициативе и самоотверженности широтах. Он отказывался: ему не нужна известность или популярность, он просто работяга, для которого главное – чтобы не мешали делать дело. И еще он находил десятки аргументов, чтобы отправить меня с моим диктофоном и фотоаппаратом подальше от своей рабочей зоны, своего уютного кабинета… И, если бы не юбилей, не 50-­летие Маламуда, вы бы так и не встретились с ним, читатель, на наших страницах. А уж под давлением сотрудников, которые в один голос поддержали эту публикацию – Аркадий Михайлович дрогнул.

В итоге – этот очерк, эта беседа – и поздравление Аркадию Маламуду с важной датой в жизни, и чрезвычайно любопытный материал для вас, читатель, в котором переплетены мысли человека о бизнесе вообще, о бизнесе в Украине и об остроте момента, который мы все переживаем.

Он совершенно лучезарный человек. Даже когда делает мрачное лицо. Его творческая сила так велика, что этот положительный импульс ощущается вне его настоящего настроения: он может быть сердит, но окружающие чувствуют, что главное в нем – способность делать огромные добрые дела. Быть может, он и сам не ощущает положительного поля своего бизнеса, быть может, он думает, что работает ради прибыли. Но его бизнес активно меняет жизнь окружающих, да, наверное, и жизнь региона. Это благодаря его проектам возникают радующие глаз коттеджи на месте глинобитных развалюх.

И вовсе не потому, что он добрый человек и филантроп.

Потому что он настоящий предприниматель, настоящий профессионал.

Кстати, он говорит о законе попутной пользы: пошел мыть ноги – наполнил руки. Это он сам придумал. Но закон работает, точно работает.

Бизнес на честном слове

- Построив семенной бизнес в Молдавии, мы как­то приехали с женой на экскурсию в Киев. Нам очень понравилось, и мы остались, – рассказывает Аркадий Михайлович. Он очень просто и буднично одет в черный джемпер, засыпанный пеплом, – я узнаю этот джемпер, это чуть ли не форменная одежда агропромышленников, у которых в работе больше пятидесяти тысяч гектаров. – Потом нам стало скучно сидеть в киевской квартире, и мы стали думать, чем заняться. Сначала это был очень маленький бизнес. У меня куча друзей, которые мне верят на слово. Я позвонил своим друзьям, итальянцам, и они мне прислали завод.

- Вот этот завод??? – я повел рукой в сторону современных корпусов семенного завода ИНСЕКО.

- Нет, – весь зажмурился от улыбки Маламуд. – Они мне прислали старый завод. Первый год работы на старом заводе был удачным, – я познакомился со многими предпринимателями, и, не знаю почему, они мне поверили. Мне сделали большие предоплаты (а завода еще не было!). Мы отработали первый год и неожиданно продали на 10 миллионов долларов семян. Так Аркадий Михайлович шутит. На самом деле, расчет был верный – в нужное время, в нужном месте, с нужной интенсивностью.

- Вы сами, как бизнесмен, какой процент риска для себя закладывали в этом проекте?

- Я? – удивился Маламуд, – я никакого риска не закладывал! Видишь ли, бизнес – сам по себе такая штука, которая подразумевает элементы авантюры. В бизнесе вы не бываете на сто процентов застрахованы, всякое бывает. Просто у меня было достаточно знаний. У меня ведь такой же завод был в Молдавии, абсолютно новый, построенный немцами в 1998 году.

- Ну, как говорят, это меняет дело.

- Но и в тот момент мощности Украины по производству семян сахарной свеклы, наверное, пятикратно перекрывали потребности рынка. Почему у меня получилось… Наверное, правильно были подобраны люди. Мы вели агрессивную политику, с элементами риска, но она себя оправдала. Но ведь завод – это не основное. Сегодня у нас есть заводы по производству семян сахарной свеклы и рапса, всех зеоновых, сегодня мы получили эксклюзивные права от ряда ведущих компаний. В этом году запустили завод по семенам зерновых культур, большой мощности. Ведь семена – это золото. Ты везешь грузовик семян сахарной свеклы, и он стоит миллион евро, тогда как, чтобы получить миллион евро в сахаре, нужно отправить корабль. Это финансово емкая тема. А потом тема земли началась – тоже как бы от скуки. Сначала у нас было три тысячи гектаров в первый год – мы попали в честных минус 400 тысяч долларов. На второй год у нас было 6000 га – мы заработали честных 200 тысяч долларов. На третий год у нас было 9000 га, и мы заработали побольше. А на четвертый год мы уже въехали по-­взрослому. И сегодня мы, без ложной скромности скажу, – одна из лучших сельскохозяйственных компаний Украины по оснащению. Мы вложили кучу денег в инфраструктуру и в оснащение этой инфраструктуры. Мы сегодня можем проделывать необходимые агроприемы с точностью до минуты, мы вооружены до зубов. Мы ни в чем не нуждаемся, мы абсолютно самодостаточная фирма. Мы не кредитуемся в банке под покупку основных средств, мы берем в банке только оборотные деньги в какой­то части. И оборачиваются они восемь месяцев.

zerno-ua.com

Такие разные вчера и сегодня

- То есть, вас увлекало, что сельское хозяйство – это прибыльный бизнес…

- В мире обостряется дефицит продовольствия. При правильном отношении к земле можно зарабатывать правильные деньги. В чем ценность сельского хозяйства вообще? Мы в селе зарабатывали правильные деньги. Мы можем их продекларировать в любой точке мира, они произведены в рамках законодательства. Сегодня земля может дать, при правильном отношении, агрономии, при правильной технологии, при правильной команде, при правильном контроле, при правильной логистике – хорошие результаты. Многие берут сегодня землю. Некоторые набрали землю для панамных схем, типа размещения акций на бирже, но постепенно приходили люди, которые были намерены серьезно заниматься землей и были готовы в нее инвестировать. Еще весной, для того чтобы правильно оснастить землю, – я имею в виду и элеваторы, и транспорт и так далее, – нужно вложить в гектар примерно 3500 долларов. Это без технологии, это основные средства! Для того, чтобы потянуть правильно 100 тысяч гектаров земли, ты должен был вложить 350 миллионов долларов в основные средства. Я думаю, мы сейчас один из самых больших производителей рапса в Украине, это основная наша специализация. Мы строим элеваторы – есть тактические, которые предназначены для семенного производства, и есть стратегические элеваторы. Есть у нас 50­тысячный элеватор, и мы строим в Славуте 300­-тысячный. Мы пришли к выводу, что каждые 12­15 тысяч гектаров земли нуждаются хотя бы в 50-­тысячном элеваторе. Выстроенная правильно логистика… В итоге латитуда хранения между продажами в июле­августе, после урожая, и продажами в апреле составляла примерно 70 долларов. Если вы хранили 150 тысяч тонн зерна, вы получали дополнительно 10 миллионов долларов.

Справка. Латитуда – допустимый диапазон.

Вот это я и имел в виду, когда говорил, что Маламуд – настоящий профессионал.

Очень точное видение процесса надолго вперед, со всеми его подводными камнями и оврагами, и – размах. Вот что отличает настоящего профессионала. Широта взгляда, соразмерная широте наших полей и нашей перспективы. Но – разразился кризис, беспощадный к успешным и менее успешным.

Момент истины

- Аркадий Михайлович, когда вам стало понятно, что в стране будет кризис?

- А что, в стране кризис??? – театрально пугается Маламуд.

- Да. Мы входим в самые густые слои. Вот на весну посеет народ плохо и мало…

- А почему ты смотришь только на Украину? Почему не смотришь на весь мир? То, что сейчас происходит, – системное заболевание, это не Украина, это весь мир. Это туберкулез мира.

- И что же, нет рецептов для предпринимателя?

- Смотря для какого предпринимателя.

- Нас интересуют агропромышленники.

- Все нормально. Альтернативы продовольствию нет. Дизельное топливо, скажем, можно заменить биодизелем. И, поскольку продовольствие не имеет альтернативы, мы начнем выбираться раньше, чем кто­либо. Хотя всем нелегко, произошел дисбаланс аграрного сектора Украины. Мы осень заправляли землю на пике цен, а рынок потребления упал, вот в чем проблема. Хотя мы прогнозировали технологические карты 2009 года значительно дороже, чем карты 2007 и 2008 года, а они не будут существенно дороже.

- Самым критичным для агропромышленников является прекращение кредитования?

- Да в кризисе есть и некий плюс: все придет в норму. Ну как могут аграрии, не соблюдая технологий, делая все в четверть меры, зарабатывать сто долларов на гектаре, при том, что правильный агропромышленник зарабатывал пятьсот? Это давало возможность первой группе жить. Сейчас выживут только те, у кого высокоэффективное сельское хозяйство. Но и они уже не будут зарабатывать пятьсот долларов на гектаре. При высокоэффективном хозяйствовании они будут зарабатывать 200 долларов, а те, кто не будет так хозяйствовать, просто не выживут. И не выживут многие, – Аркадий Михайлович вздохнул. – Все придет в норму, чудес в мире не бывает. И это касается всех бизнесов. Сколько стоит квартира в центре Рима и в центре Киева? Рынок должен быть прогнозируемым. Недвижимость на Западе растет на 4 процента в год. Любой человек знает, сколько будет стоить его имущество через 20 лет. Наши квартиры, которые утроились в цене за два года – это ненормально, и профитность сельского хозяйства в 80­100 процентов тоже ненормальна. Мы все в шоке от того, что стали зарабатывать меньше, мы так привыкли к этому…

- А что ждет компании, которые продают удобрения, средства защиты растений?

- Сначала их ждет бешеный спад продаж. Согласись, если предприятия, выпускающие удобрения, продавали их по 3000 гривен при долларе 4,65, а сейчас продают по 1200 гривен при долларе 7, – ведь какие у них были, оказывается, возможности? Загнанные, перегретые цены.

- То есть, мир должен вернуться к нормальным нормам рентабельности? Иными словами, это все равно вопрос производства и потребления. То, что ты производишь, то и можешь потребить с разумной наценкой…

- Мое категоричное убеждение – нужно выходить на валютные позиции по реализации, на стабильно востребованный экспорт.

- К таким позициям, кроме рапса, что относится?

- Все масличные культуры. И к ним относится продовольственное зерно. Не просто зерно. Продовольственное зерно. Когда у нас большая часть урожая – фураж…

- Ну, не большая часть.

- Большая часть, – строго нажимает Аркадий Михайлович. – Зерна море, а попробуй найди третий класс!

- А что же говорить о подсолнечнике, масличной культуре?

- Подсолнечник упал в цене в три­четыре раза. Посмотри: в маркетах цены на масло упали?

- Нет.

- Я не боюсь следующего года, потому что у меня экспортные позиции на 160% превышают кредитный портфель. Все подготовлено, все заправлено, все посеяно. Я буду чуть более рентабелен, чуть менее рентабелен или я буду честно нулевым. За этот год удалось запустить семенной завод, на 50 тысяч тонн по семенам ярых и озимых зерновых, горчицы, рапса, овса.

- А насколько возросла капитализация компании за год?

- Она не возросла, она уменьшилась, ты же видишь… Если раньше компания агросектора оценивалась с мультипликатором 12­14, то сейчас, полагаю, в лучшем случае мультипликация будет 6…

- Хорошо. Вопрос на юбилейную тему: что для вас ИНСЕКО?

- Это образ жизни.

- Это вершина творчества?

- Да нет, вся жизнь – это путь на вершину. Это тяжело, но я очень радостно живу, я наслаждаюсь жизнью, возможностью работать, выдумывать, бороться с трудностями, общаться с людьми. С тобой, например, – Аркадий критически посмотрел на меня приунывшего.

- А где источники вашего оптимизма?

- Оптимизм без оснований – это идиотизм, – жестко формулирует Аркадий Михайлович. – У меня оптимизм подтвержденный. Вот поедешь на Киев – посмотри слева, там Бабинский сахарный завод. Мы его сейчас достраиваем, реконструируем. Он основан в 1913 году и в самый свой рекордный год производил 220 тонн сахара в день. Три дня таких было в его истории. А сейчас Бабинский сахарный завод, после того, как стал частью ИНСЕКО, выпускает стабильно 300 тонн сахара в день. Первый год в своей истории он работает сто дней.

- А ваши планы по биодизелю?

- Мы сейчас в стадии подписания контракта с немецкими производителями биодизеля, они планируют перенести производство под наш элеватор. Вот и валютные позиции: биодизель, медицинский глицерин – сопутствующий продукт, соли калия. Это все валюта, которая любую агрофирму делает непотопляемой. У нас в стране биодизель не востребован, но я приведу тебе такой пример: тот биодизель, который мы собираемся выпускать, дешевле дизтоплива. А только ИНСЕКО потребляет дизтоплива на 10 миллионов в год. Понимаешь?

- Да.

- И на биодизеле этом могут работать грузовики, трактора, комбайны, их не нужно переделывать. Немецкие партнеры – это крупнейшая компания, которая специализируется на биодизеле, биогазе и биоэтаноле. Только газа они продают в Европе миллиард кубов, на 500 миллионов евро. Мы стоим в 120 километрах от Евросоюза. Зачем порты, мы можем возить вагонами! В Славуте мы практически закончили элеватор, и нужно понимать, что самый большой элеватор Украины будет стоять в таком месте, где на плече логистики в 250 км выращивается миллион тонн рапса. А ты говоришь – все плохо.

- А что, кроме рапса, хорошо?

- Горчица. Мы продали венграм ее по 900 евро за тонну. Евро! – поднял указательный палец Маламуд. – Горчица при 15 центнерах выгоднее, чем рапс при сорока. Затраты минимальны, 500 долларов на гектар. Вот тебе и ответ на все вопросы: нужно искать лазейки в рынке, нужно видеть конъюнктуру, и все получится. Компания ИНСЕКО на своих полях на круг в этом году собрала 61 тонну свеклы. Не у всех иностранцев такое есть с их великолепными климатическими условиями и длительным периодом вегетации. Французы начинают сеять свеклу в конце февраля и убирают ее в октябре.

- По вашему прогнозу, свеклу выращивать в этом году – выгодно?

- Сахарную свеклу выгодно выращивать во всем мире всегда. На Западе перепродаются квоты! Если ты имеешь квоту на выращивание свеклы, ты ее можешь просто продать и получить живые деньги немедленно. Сахарная свекла при правильной технологии, быть может, самая выгодная культура. Но собирать нужно как минимум 600 центнеров с гектара. Тогда все получается очень интересно.

- А как вы относитесь к нулевой обаботке почвы?

- К нулевой обработке нужно прийти, это путь не одного года. Мы применяем минимальную обработку почвы. Вопрос подготовки земель, которые лежали 10­15 лет – это вопрос времени… Есть ведь еще вопрос урожайности. Хоть мы и не в зоне кукурузы, меня интересует 10 тонн в сухом зерне на элеваторе; если мы говорим о рапсе, – это должны быть стабильные 4 тонны. Если мы говорим о свекле, должно быть 650­700 ц/га, тогда в этом есть смысл. Вообще времена, когда деньги зарабывались в одно действие, закончились… Сегодня этого мало. Украина, несмотря на трудности, становится современным сельхозпроизводителем. Те, кто профессионально занимается сахарной свеклой, «шмурдяком» сеяться не хотят.

- Какие компании являются вашими клиентами?

- Все самые большие. Порошенко, УкрРос, «Приват», «Свитанок», «Зеленая долина»… У нас примерно 45% рынка. Но важнее – репутация, то, что накапливалось годами…

zerno-ua.com

Как построить суперфирму

- Благодаря каким принципам и приемам вам удалось построить такую империю? Это мечта каждой компании, но получается это у считанных компаний.

- Смотри… Мы живем по определенным принципам и мы их не нарушаем. Есть компании, у которых нарушены некоторые балансы: например, баланс собственных средств и привлеченных. Когда все строится и развивается на кредитных ресурсах, то получается совсем постная штука: вы батрачите на банки. Мы соблюдаем пропорции. Я вам говорю: основные средства – это собственные деньги, а оборотные – можно привлекать. Есть компании, которые на 95% состоят из заемных средств. Это страшные кредиты. И компании вроде бы неплохие, и менеджмент у них вроде бы неплохой. Но они … как бы точнее сказать… слишком быстро прирастали. Они отставали деньгами и отставали структурно и прирастали масштабами. Парадокс заключается в том, что можно иметь 50 тысяч га и можно иметь 10 тысяч га и зарабатывать абсолютно одинаковые деньги. Мы много денег вкладываем в социальную сферу, – не в чужую, в собственную. Сегодня хорошие механизаторы, трактористы ценятся на вес золота, сегодня мало платить им большую зарплату. Им нужно создавать условия. Мы построили общежития, в Гоще и Славуте, на 80 человек каждое. Ежедневные чистые постели, горячая вода, душ, туалеты, круглосуточное ассортиментное питание. Увозят «мерседесы» на работу – привозят «мерседесы» с работы, это тоже делается круглосуточно. Пришло время заботиться о пчелах, которые тебе носят мед.

Искусство вкусно жить

- Работа наверняка требует от вас очень много вашего собственного личного времени… Я часто задаю такой вопрос большим бизнесменам, чтобы понять, зачем выкладывается человек, у которого уже все есть.

- Действительно, но я не мучаюсь от этого. Я получаю удовольствие. Я человек не тусовочный, я не умею отдыхать. Куда бы я не приехал, в какие выдающиеся места, через два дня они начинают меня тяготить. Я хочу домой.

- А где ваш дом?

- В основном я живу в Ровно, в своей гостинице. Дом – это там, где мне хорошо.

- Что вам в вашей работе доставляет самое большое удовольствие?

- Я человек не тщеславный… Но могу погладить себя по животу (и действительно погладил) за то, что, приехав в совершенно незнакомое место, совершенно чужое, я построил дело. Теперь у меня очень много близких друзей.

- А чего вы вообще хотите добиться в жизни?

- Ведь вот какая штука… Раньше это происходило медленнее, теперь – быстрее, но в определенный период у человека происходит переоценка ценностей. В 20­летнем возрасте это была машина «Жигули», в 30­летнем возрасте другая цель, в 50­летнем – новая. Нельзя сказать, чего ты хочешь добиться. Нужно просто в течение всех этих «добиваний» вкусно жить. Это же вопрос не материальный. Это все преснятина. Мне гораздо интереснее смотреть, как растут мои заводики, – Маламуд улыбается уж так широко и полно, всем лицом, глазами, губами, и не без иронии добавляет, – я социально полезный тип для страны! Я создаю множество рабочих мест, сытых рабочих мест. Мне ничего не нужно от них, кроме участия. Я ненавижу равнодушных. За равнодушие я могу убить. Все должны понимать, что эта компания – наша кормилица, все мы здесь питаемся и должны питаться долго и сытно.

- Если вам интересны люди, почему вы – не светский человек?

- Мне это неинтересно. Неинтересны тусовки, неинтересно сидеть у моря. Здесь интереснее. На фирме есть два ветерана. Я сам и мой заместитель. Все остальные – ребята до 35 лет. Фирма молода и потому перспективна.

- А вы вообще любите провинцию?

- В Ровно можно повеситься, если не работать. Мне хорошо там, где я тружусь. Я прихожу в пять часов утра и ухожу очень поздно. И прихожу на работу как на праздник. Для меня самые тяжелые дни – суббота и воскресенье. Я тогда всех сотрудников вызываю. Могу позвонить в три часа ночи и спросить: «Ты думаешь о работе?!»

Выводы автора

Быть может, это весьма схематичный портрет лидера компании ИНСЕКО Аркадия Михайловича Маламуда. Просто судьба человека, просто его взгляды, просто его искрометный характер. Его движущая сила – скука.

Скучно не создавать.

Скучно не работать.

Интересно движение стратега: от производства семян – к аграрному бизнесу, к зернопроизводству, от производства сырья – к переработке.

Каждая компания, говорят в современном научном менеджменте, – портрет ее владельца и создателя.

Создатель ИНСЕКО – безусловно, очень большой предприниматель, талантливый. В нем сочетается способность точно рассчитать шаг и, добавив щепотку риска, шагнуть в полтора раза дальше. И все это – не глядя под ноги, глядя в 2012 год.

Для этого нужна команда, а, чтобы собрать ее, необходимо обаяние личности. Этого у Маламуда – через край.

Маламуд – он как небольшой брикет обогащенного урана, который в топке ядерного реактора взрывается невообразимым энергетическим импульсом, и в движение приходят многотонные турбины, яркие огни электричества бегут по просторам, вдоль автострад, в города, села, – от одного человека свет и тепло приходят в тысячи домов.

Интересно, – когда мы, общество, государство, – научимся таких людей не только уважать, не только ценить и использовать.

Когда мы научимся их беречь?

И совсем уж напоследок

- Все­таки, ваши успехи и достижения в немалой степени – плод того, что вам это нравится…

- Слушай, покажи мне человека, которому не нравится считать деньги, собственные желательно, – отшучивается Маламуд. – Так что я здесь не оригинален. Но нужно думать. Вот, например, мы приобрели американские лафеты, на которые комбайн заезжает самостоятельно, колеса отсоединять не нужно, и за 8 часов мы можем оказаться в любой точке Украины. ИНСЕКО – компания, близкая к совершенству по качеству структуры, менеджменту, такой логистики ни у кого нет.

И тут Маламуд почувствовал, что хвастается. Ему есть чем гордиться. Но хвастаться он не собирался. И потому, внимательно посмотрев на меня, он сказал:

- Юра, я не знаю, как это получилось. Но это получилось. Если бы мне сказали – Аркадий, повтори, – я бы умер, и не повторил.

Ну и вообще уже постскриптум

Предприниматель не засыпает в нем никогда, даже когда Маламуд шутит. Ужинали мы в ресторане. Аркадий Михайлович спрашивает официанта:

- Сколько в вашем ресторане стоит кубик льда?

- О, это бесплатно.

- Дай мне два ведра с собой, пригодится в хозяйстве.

Юрий ГОНЧАРЕНКО

(Опубликовано в №12, 2008 г.)

_
sadmin
 
Сообщения: 784
Зарегистрирован: Вт июл 10, 2007 2:09 am

Вернуться в Отклики наших читателей

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron