Параллельные миры

Избранные страницы местных и республиканских газет

Параллельные миры

Сообщение sadmin Пт фев 13, 2015 12:36 am

Небольшое предисловие.
Наш земляк, бывший сорочанин, Давид Хахам написал уже 7 книг. Это книги о сорокских врачах 50-70 годов (преимущественно евреев), сорокских учителях (преимущественно евреев), об еврейском театре Кишинева 60-70 годов и т.д. Лично я многие из этих книг считаю ценными в том смысле, что Давид Хахам, пользуясь своими связями с сорочанами и на базе материала, который остался от исследований, проведенных доктором Мазуром в период подготовки нескольких изданий книги " История сорокских евреев", смог восстановить сотни имен людей, которые жили в Сороках в 50-80-х годах и внесли свой вклад в историю города. Эти книги и имена дороги тем, кому приходилось общаться с ними, лечиться у них и учиться у них. Многих из них уже нет в живых, некоторые живут в разных странах в своем благородном возврасте. Можно только приветствовать желание Давида Хахама сделать идею воспоминаний "своим коньком" в новой жизни в Израиле. Недостатком этого можно назвать то, что за последний период 10 или 15 лет, Давид Хахам не приезжал в Сороки и не знает многих деталей современных Сорок. Здесь можно начать дискуссию и спорить, что есть интернет и ТВ, где можно черпать новости ежедневно. Но, к сожалению, этого не всегда достаточно. Давид Хахам в своих книгах старается идеализировать людей, которые жили в 50-80 годы в Сороках и многих, из которых он знал. Он идеализирует в своих книгах период 50-80 годов, когда он жил в Сороках. Для него идеал - русский язык, русская культура, русская методика, которая в советские времена была в эти годы в школах. Сегодняшние Сороки, их имена улиц, трактовка истории и литературные идолы, которым сейчас поклоняются в городе, его не устраивают.
Давид Хахам сделал благородный жест родному городу и послал им часть своих книг. Тем самым он вызвал "огонь на себя". Впервые, на него обратила внимание местная газета " Обсерваторул де Норд",
которая публикует ряд материалов, посвященных изданным Давидом Хахамом книгам в Израиле.
К сожалению, редактор газеты “Обсерваторул де Норд" принял решение более полугода назад, не публиковать на интернете материалы на русском языке (не все, но большинство, которые могут вас заинтересовать!). Есть только румынский вариант этих статей. Мы постарались сделать перевод этих статей для русско читающих сорочан. Возможно, он не очень понравится г-ну Хахаму и он предложит свой вариант. Однако, мы решили опубликовать наш вариант перевода. Он дает воможность понять позиции обеих сторон. Мы не ставим задачу добавлять какие-либо комментарии к этим текстам, оставив это сделать нашим читателям. Многие из вас читали эти книги в оригинале, часть из них публиковалась ранее на нашем сайте. Но мнение этой дискуссии, которая опубликована в местной газете, интересно будет всем бывшим сорочанам.

П. Сельцер


P.S.
В виде фото имиджа на сайте местной газеты появился и русский вариант статьи. Наш печатный вариант будет подкорректирован с учетом нюансов оригинала.
Оригинальный русский перевод текста газеты "Обсерваторул де Норд"
http://www.soroki.com/photo2/main.php?g2_view=core%3AShowItem&g2_itemId=166652&g2_imageViewsIndex=1

Параллельные миры (II). Виктор Загаевский
Zagaevskiy.png
Zagaevskiy.png (16.58 КБ) Просмотров: 2426

Автор: ОДН | 10 февраля 2015 |

Вторая книга г-на Давида Хахама на названием "Сороки - мой город родной! Известные и неизвестные земляки " является серией очерков о Сороках и его жителях и в настоящее время представлена в память родного города, своего рода признание в любви на расстоянии нескольких сотен километров от объекта своей страсти. Взглянув таким образом, вещи, кажутся, радужными, немного идеализированными и более красивыми, и исчезают те небольшие, но досадные недостатки, которые часто не дают возможность нам ежедневно увидеть "лес за деревьями". И просматривается какая-то ностальгия выходца из умеренной климатической зоны, с четырьмя красивыми временами года, с водой, текущей вокруг, движимый судьбой в засушливом регионе. Как и любое признание в любви, чувство встроено в более чем 300 страниц (первая часть книги I), несущих страстный и субъективный характер автора. Потрясенный этой мажорностью, г-н Хахам чувствует в себе достаточно сил, чтобы перевернуть мир, изменить его землю. И начинает он с истории.

"Существуют разные точки зрения относительно времени возникновения города и его названия. Я предлагаю свою, еврейскую версию. Среди генуэзских купцов, воздвигнувших в ХIII веке в тех местах на берегу Днестра торгово-промышленную факторию под названием Ольхиония, по всей вероятности, (курсив мой - В. З.) были и евреи. Они-то (курсив мой - В. З.) предложили вырубить большой участок леса между горой и Днестром, разровнять его и начали строить дома ... Первые поселенцы-евреи (курсив мой - В. З.) и дали название новому населённому пункту - "Сорэк", "Copoкa" "Copokи". Кстати, в Израиле есть похожее название - ". Нахаль Сорэк" (Река Сорэк) "

Давайте сделаем перерыв, чтобы "переварить" суть революционного метода г-на Хахама. Она очень простая и гениальная. Если в первом предложении он считает (по всей вероятности), что среди генуэзских купцов были, возможно, носители языка иврит (евреи), то сразу же после приговора это дается как определенность (они-то) и строится теория еврейского происхождения города. Или, если не евреи, кто другие могут это быть те, "остроумные", то другие (какие?) и сразу спешит материализовать идею? Методика является привлекательной и экономичной: не нуждается в спонсорских ресурсах и не потратив времени для раскопок в поисках доказательств, экономится время для поиска архивных документов и т.д. Но творческая эйфория г-на Хахама не останавливается на достигнутом. Овладев литературным Пегасом, географическое колесо раскручивается:

"... Кстати, названия некоторых других населённых пунктов северной и центральной Молдавии: Кишинёва, Оргеева (Орхея) Бельц, Дрокии, Згурицы, Теленешт, Рашкова, Рышкан, Маркулешт - тоже можно довольно точно объяснить, используя лексику иврита (Кишон - название реки в Израиле или на идише - "кешэнэ" - карман, или "кишн" - подушка; "орэх" - длинный или "орэах" - гость; "боц" - грязь; "лидрох "- топтать, наступать;" згура "- закрытая;" телен "-холмик;" рош "- голова;" раш "- шум;" маркуль "- лоток ...).

Применяя логику автора, и скорее с гордостью можно собрать вещи, которые абсолютно нельзя отрицать: швейцарский город Лозанна (Lozan) был основан жителем Косоуц (Lozan), одним из многих носителей этого имени, начав период ранее в поисках лучшей жизни, он вырыл там первую хижину, и Нью-Йорк США, очевидно, молдавская колония, основанная земляком из коммуны Ниоркань ...

Когда г-н Хахам оставляет страницы истории и расслабляется, он превращается в скрупулезного рассказчика и становится сентиментальным. Мы представляем улицы его детства, но ему не нравятся названия, которые они несут сегодня, некоторые имена совершенно чужды городу, в котором они никогда не были (в Сороках), как, например, М. Еминеску. Прав автор, М. Еминеску здесь не было, но, возможно, г-н Хахам имеет серьезные доказательства того, что М. И. Калинин, Г. И. Котовский, К. Маркс и М. Щорс топали по улицам города или их имена заслуженно присвоили старому городу, а В. И. Ленин в паре с Надеждой Крупской были замечены, гуляя вечером на берегу Днестра, и есть серьезные доказательства на этот счет. В отличие от первых, однако, вклад Эминеску в культуру "местного сорочанина" так заметен, что это отражается на заслугах и табличках с названиями улиц ...

Зимой 1932 года группа молодых сорочан, наиболее вероятнее всего евреи, пытались незаконно пересечь Днестр, но попали в засаду. Началась перестрелка (молодежь была вооружена!) Некоторые из них погибли, другие арестованы. Как напоминание об этих событиях у автовокзала установлен монумент в память о тех, кто погиб, г-н Хахам рассказывает это в отдельной главе. Среди прочего, он признается: "

... Я не знаю имени скульптора, создавшего в Сороках монумент комсомольцам-подпольщикам, которые погибли в борьбе за советскую (! Справедливую) Власть".

Хотя выше признает, что другие попытки, успехи, незаконного пересечения реки Днестр в межвоенный период, заканчивались несчастим героев. Смерть в ГУЛАГе, не (или не хочет делать) логический вывод, признавая ГУЛАГ, как продукт этой отвратительной силы, отпуска и пафоса. Совершенно очевидно, г-н Хахам, что эта группа бы пополнила ряды тех, кто пропал без вести, Мясорубку ГУЛАГа или погибли от голода, в организованной (сайт Голодомора) Украине? Очевидно, люди сожалеют, смерть не может быть оправдана в любом случае, но обвинительные эпитеты автор мог бы распределить более справедливо. И как благополучна жизнь сегодня г-на Хахама в Израиле без советской власти? A автором памятника в вопросе, насколько мне известно, является Константин Чумак, мой односельчанин, который создал уменьшенную копию в центре села Косэуць.
Г-н Хахам находится в согласии только географически, за его любовь к этому городу, скажем, "neindiferenţa" неравнодушен к этой точке на карте. К сожалению, история разместила нас на разных позициях. Между нами, как метафорический забор стоит для местных История эпохальных лет: (!) 1812, 1918, 1940 годы. Господин Хахам радуется массовому приезду в эти края своих соплеменников, после аннексации этих территорий царской Россией в 1812- от 20000 до 230000 к концу 19 века. Известно, Россия не скупится на иностранных территориях. Она дала привилегии евреям (и другим колонистам, запущенным автором) на "быстрое развитие региона» (выражение автора). Как именно будет увеличиваться местное благосостояние мозолистые руки мясника еврейской кошерной это покажут. Pезультат этого эксперимента известен.

Таким образом, для автора, 1812 год оказал благотворное влияние. С другой стороны, это событие вызывает ряд вопросов. Разрывая и отчуждая половину нашей исторической родины - Княжество Молдова – какое в этом было наше преимущество? Любопытно, что примерно через сто лет, в 1918 году, другая половина отойдет нетронутым от этого целого и их назовут "оккупантами". Интересно, спросить его, г-на Хахама: могут ли евреи нанимать евреев? После Второй мировой войны эта территория, порванная в 1812 году, разрывается еще раз: отрывается Северная Буковина с городами Черновцы и Хотин и к югу Белая крепость, города Чилия, Измаил, Рени и устье у Черного моря перешли к Украине. Может быть, это полезный акт? Жаль, что г-н Хахам, хотя и представляет угнетенных людей, пожалуй, один из самых угнетенных, кажется, был настигнут на мысли, что было бы что-то другое. Как страдал, это естественно понимать, особенно с таким количеством исследований.

Мы все разные: думаем по-разному, видим вещи по-разному. Это нормально, если это так. Было бы абсурдно просить господина Хахама думать, как я думаю. Было бы скучно. Это очень хорошо, что он имеет амбиции сделать портрет любимого города со своей свитой человеческой любви. Есть и новый упрек, другие не делают то же самое. Только если смотреть с различных сторон можно получить портрет города живым и полным. Но надо избегать преувеличений. Только еврейские Сороки были городом цельным с точки зрения автора, только солнце и надежда имеют круглую форму и не существует шестиугольной формы, как звезда Давида.



OPINII: Lumi paralele (II) De Victor Zagaevschi

Autor: OdN | 10 Feb 2015 | Accesari: 34 | No Comment

Cel de-al doilea volum al dlui D. Haham intitulat „Сороки — мой город родной! Известные и неизвестные земляки” reprezintă o serie de eseuri despre Soroca și locuitorii ei și este prezentată acum în semn de omagiu orașului natal, un fel de declarație de dragoste făcută de la o distanță de câteva sute de kilometri de obiectul pasiunii sale. Privite astfel, lucrurile par mai roze, puțin idealizate și mai frumoase, or dispar acele mărunte, dar sâcâitoare neajunsuri zilnice ce ne încurcă deseori să vedem „pădurea din cauza copacilor.” Se mai strecoară unele nostalgii ale unui nativ dintr-o zonă climaterică moderată, cu patru frumoase anotimpuri, cu apă curgătoare în preajmă, deplasat de soartă într-o zonă aridă. Ca orice declarație de dragoste, sentimentul înglobat în peste 300 de pagini (o primă parte, cartea I) poartă un caracter pasional și subiectiv. Copleșit de acest sentiment înălțător, dl Haham simte suficiente forțe pentru a revoluționa lumea, a o schimba din temelie. Și începe cu istoria.

„Существуют разные точки зрения относительно времени возникновения города и его названия. Я предлагаю свою, еврейскую версию. Среди генуэзских купцов, воздвигнувших в ХIII ве- ке в тех местах на берегу Днестра торгово-промышленную факторию под названием Ольхиония, по всей вероятности, (sublinierea mea — V.Z.) были и евреи. Они-то (sublinierea mea — V.Z.) предложили вырубить большой участок леса между горой и Днестром, разровнять его и начали строить дома… Первые поселенцы-евреи (sublinierea mea — V.Z.) и дали название новому населённому пункту — „Сорэк”, „Copoкa”, „Copokи”. Кстати, в Израиле есть похожее название — „Нахаль Сорэк” (Река Сорэк).”

Să facem o pauză pentru a „digera” esența metodei revoluționare a dlui Haham. Ea este simplă și „genială”. Dacă în prima propoziție dânsul doar presupune (по всей вероятности) că printre virtualii negustori genovezi ar fi fost și evrei, imediat în următoarea frază dă acest fapt drept certitudine (они-то) și își clădește dezinvolt teoria originii evreiești a localității. Or, cine alții dacă nu evreii pot fi acei „arătători cu degetul” după care ceilalți (care?) se grăbesc să materializeze ideea? Metoda e atractivă și economic: nu mai e nevoie de resurse financiare pentru săpături arheologice în căutarea probelor, economisește timpul umblatului prin arhive colboase pentru documentare etc. Dar euforia creatoare a dlui Haham nu se oprește aici.
Odată Pegas-ul încălecat, dânsul zburdă geografic peste împrejurimi:

„…Кстати, названия некоторых других населённых пунктов северной и центральной Молдавии: Кишинёва, Оргеева (Орхея), Бельц, Дрокии, Згурицы, Теленешт, Рашкова, Рышкан, Маркулешт — тоже можно довольно точно объяснить, используя лексику иврита (Кишон — название реки в Израиле или на идише — „кешэнэ” — карман, или „кишн” — подушка; „орэх” — длинный или „орэах” — гость; „боц” — грязь; „лидрох” — топтать, наступать; „згура” — закрытая; „телен” -холмик; „рош” — голова; „раш” — шум; „маркуль” — лоток…).

Aplicând logica autorului, constat și eu cu destulă mândrie niște lucruri incontestabile: orașul elvețian Lausanne (Lozan) a fost întemeiat de către un cosăuțean, unul dintre numeroșii purtători ai acestui nume, pornit într-o perioadă mai timpurie în căutarea unui trai mai bun și care și-a săpat un prim bordei pe acolo, iar New-York-ul american este, evident, o colonie moldovenească, fondată de un conațional din comuna Niorcani…
Când dl Haham mai lasă în pace istoria să se odihnească, el se transformă într-un narator scrupulos și sentimental. Ne plimbă imaginar pe străzile copilăriei sale, dar e scârbit că ele poartă astăzi alte nume, unele total străine orașului, care măcar n-au fost niciodată pe la Soroca, ca, de exemplu, M. Eminescu. Are dreptate autorul, M. Eminescu n-a fost pe aici, dar, probabil, dl Haham dispune de mărturii serioase că M. I. Kalinin, G. I. Kotovski, K. Marx sau M. Șciors au bătătorit cărări pur și simplu prin oraș, or numele lor onorau străzile urbei odinioară, iar V. I. Lenin la braț cu N. K. Krupscaia au fost văzuți plimbându-se în prag de seară pe malul Nistrului și există mărturii serioase în acest sens. Spre deosebire de primii însă, aportul lui M. Eminescu la cultura unor „autohtoni soroceni” este așa de vizibil, încât aceasta se reflectă pe merit și pe tăblițele unor denumiri de străzi…

În iarna anului 1932 un grup de tineri soroceni, majoritatea evrei, încearcă să treacă ilegal Nistrul, dar nimeresc într-o ambuscadă. În schimbul de focuri (tinerii erau înarmați!) o parte din ei își pierd viața, alții sunt arestați. Despre aceste evenimente și monumentul din preajma gării auto ridicat în memoria celor căzuți atunci dl Haham ne povestește într-un capitol aparte. Între altele, el mărturisește:
„…Я не знаю имени скульптора, создавшего в Сороках монумент комсомольцам-подпольщикам, которые погибли в борьбе за советскую (справедливую!) власть”.
Deși mai sus recunoaște că alte tentative, reușite, de trecere ilegală peste Nistru în perioada interbelică s-au terminat nefericit, cu moartea protagoniștilor în GULAG, nu face (sau nu dorește să facă) o concluzie logică, recunoscând GULAG-ul drept un produs hidos al acelei puteri, temperându-și patetismul. Este sigur dl Haham că și acest grup n-ar fi completat rândurile celor dispăruți fără urmă, tocați de râșnița GULAG-ului sau secătuiți de foamea organizată atunci prin Ucraina (Golodomor-ul)? Evident, moartea oamenilor este regretabilă și nu poate fi oricum îndreptățită, dar epitetele acuzatoare puteau fi repartizate mai echitabil. Și cum trăiește astăzi dl Haham în prosperul Israel fără putere sovietică? Iar autorul monumentului vizat, din câte cunosc, este Constantin Ciumac, consăteanul meu, care a ridicat o replică de mai mici dimensiuni în centrul satului Cosăuți.
Cu dl Haham suntem în consens doar geografic, căci dragostea lui pentru acest oraș se suprapune peste, hai să-i spunem așa, „neindiferența” mea față de acest punct de pe hartă. Din păcate, istoria ne plasează pe poziții diferite. Între noi, ca un metaforic gard se ridică anii-reper pentru istoria locului: 1812, 1918, 1940. Dumnealui se bucură de numărul înzecit (!) de semeni veniți aici după anexarea acestui teritoriu de către Rusia țaristă în 1812 la „sarafanul” ei încăpător: de la 20000 la 230000 spre sfârșitul secolului al XIX-lea. Se știe, Rusia este generoasă cu teritoriile străine. Ea le-a oferit condiții privilegiate evreilor (dar și altor coloniști, neglijați de autor) în scopul „dezvoltării rapide a regiunii” (expresia autorului). Cum anume urmau să sporească bunăstarea locală palmele bătătorite ale evreilor dl Haham nu specifică. Rezultatul acestui experiment e cunoscut. Deci, pentru autor anul 1812 a avut un efect benefic. De cealaltă parte, acest eveniment naște o serie de întrebări. Sfâșierea și înstrăinarea unei jumătăți din patria noastră istorică — Principatul Moldova — poate fi pentru noi un act benefic? Curios, după aproximativ o sută de ani, în 1918, cei veniți din jumătatea cealaltă, neatinsă a acelui întreg, au devenit „ocupanți”. Mă întreb și-l întreb și pe dl Haham: pot evreii fi ocupați de către evrei? După cel de-al Doilea Război Mondial acest teritoriu rupt în 1812 a mai fost sfâșiat o dată: Bucovina de nord cu orașele Hotin și Cernăuți și sudul cu Cetatea Albă, Chilia, Ismail, Reni și țărmul Mării Negre a trecut la Ucraina. Poate și acesta e un act benefic? E trist că dl Haham, deși reprezintă un popor oprimat, poate unul dintre cele mai oprimate, se pare că este depășit de gândul că ar mai fi și alții. Ca unul pătimit, ar fi fost firesc să ne înțeleagă, mai ales cu atâtea studii grămadă.

Suntem cu toții diferiți: gândim diferit, vedem lucrurile diferit. E normal să fie așa. Ar fi o absurditate să-i cer dlui Haham să gândească ca mine. Ar fi și plictisitor. E foarte bine că dânsul are ambiția de a face un portret orașului drag cu anturajul lui uman. E și un reproș nouă, celorlalți, că nu facem la fel. Doar din smalțuri diferite vom obține acest portret mai viu și complet. Dar să evităm exagerările. Oricât de evreiesc ar fi fost orașul Soroca uneori în viziunea autorului, cel puțin soarele, sper, avea forma rotundă și nu în șase colțuri, ca steaua lui David?
sadmin
 
Сообщения: 784
Зарегистрирован: Вт июл 10, 2007 2:09 am

Вернуться в Избранные страницы местных газет

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron