Евреи Бессарабии

Рассказы о местечках (штейтлах)

Евреи Бессарабии

Сообщение sadmin Вс окт 09, 2011 3:29 am

gazeta-logo.gif
gazeta-logo.gif (23.17 КБ) Просмотров: 1136

Выходит в свет второе издание книги Петра Шорникова «Бессарабский фронт», посвящённой межвоенному периоду в истории нашего края. Сборник дополнен главами о специфике существования различных национальных сообществ – молдаван, русских, болгар, немцев... Предлагаем вашему вниманию раздел «Евреи Бессарабии: общинная модель национального выживания».

До недавнего времени историю у нас не было принято делить по национальному признаку. Неделима и история Бессарабского подполья, рабочего и крестьянского движения, этнокультурного сопротивления. Но каждое национальное сообщество желает знать также свою особую национальную историю. Такая история есть у молдаван, русских, болгар, гагаузов, немцев Бессарабии. Богата и поучительная история евреев. Совершенно особый, исключительно трудный ее период начался 13 января 1918 года, когда в Кишинев с боями вступили румынские войска.

К этому времени евреи были наиболее политизированным национальным сообществом Бессарабии. Кишиневский врач Яков Бернштейн-Коган еще в 1897 году принял участие в Первом сионистском конгрессе в Базеле (Швейцария) и стал одним из основателей Всемирной сионистской организации. В начале века в Бессарабии действовала сеть сионистских организаций, в губернии находился один из центров сионистского движения в России. Евреи составляли также большинство революционеров, объединившихся в 1900 году в Кишиневскую социал-демократическую группу. Евреями были и почти все сотрудники действовавшей в Кишиневе в 1901–1902 гг. типографии ленинской газеты «Искра». В Кишиневском комитете РСДРП, созданном в 1903-м, ведущую роль также играли революционеры-евреи. В основном на активистов-евреев опиралась в своей работе в Бессарабии также партия эсеров. В 1917 году евреи активно участвовали в установлении Советской власти, а позднее – в борьбе Бессарабского подполья. Но заслуживают рассмотрения и легальные формы национального сопротивления.
Bessarabia-1930B.png
Bessarabia-1930B.png (46.19 КБ) Просмотров: 1133

Как представители различных общественных организаций, 18 евреев в разное время входили также в «Сфатул цэрий», где составляли 8% его членов; это было меньше доли евреев среди населения Бессарабии, которая превышала 12%. Евреи были лояльны России. В январе 1918-го даже евреи – члены «Сфатул цэрий» выразили протест против румынской интервенции. Одна из них, Надежда Гринфельд, лидер кишинёвских социал-демократов (меньшевиков), была в конце января 1918 года убита при неизвестных обстоятельствах. Примечателен приведенный в одесской газете «Голос революции» от 19 (6) февраля 1918 года список лиц, приговоренных оккупантами в Бендерах к смерти: аптекарь Мульман, доктор Вундербар, студент Нутов, присяжный поверенный Шперлинг и все сотрудники газеты «Бессарабский южный край», якобы заподозренные в большевизме, несмотря на ее «определенно антибольшевистскую физиономию». В числе расстрелянных были редактор газеты Д. А. Натензон и издатель М.Х. Рахман. Однако запугать еврейское сообщество Бессарабии оккупантам не удалось. 27 марта 1918 года 15 из 16 евреев, входивших в состав «Сфатул цэрий» (И. Герман, Г. Гримберг, В. Е. Гринфельд, Гринштейн, С. Гроссман, С. Коварский, М. Кохан, Г. Ландау, С. Лихтман, Н. С . Рабей, А. З. Рабинович, Садагурский, Штейн, М. Штейнберг и С. Эйгнер), от участия в фарсе голосования за включение Бессарабии в состав Румынии уклонились.

Положение евреев Бессарабии на рубеже 20-х годов можно представить сносным только по сравнению с Украиной, где бушевала гражданская война и свыше 100 тыс. евреев стали жертвами погромов. Как и бессарабцы других национальностей, евреи страдали от оккупационного произвола, террора и грабежа, других последствий «бессарабской системы» управления, от экономической разрухи, от политики румынизации. Румынское правительство не допускало евреев на службу в государ-ственные учреждения и к офицерским должностям в армии. В 20-е годы большинство евреев Бессарабии были лишены румынского гражданства, им был ограничен доступ в сферу свободных профессий (врачи, фармацевты, адвокаты). При том, что среди евреев имелось немало состоятельных людей, в основном торговцев и предпринимателей, в 1932 году евреи составляли почти четверть жителей Бессарабии, имеющих «случайные и временные заработки». Евреи должны были участвовать не только в общегражданских движениях социального протеста, но и добиваться ограждения своих особых интересов.

Роль евреев в экономической и общественной жизни была очень значительной. Согласно переписи 1930 года, в Бессарабии проживали 204 858 евреев. Они составляли 35,7% жителей Кишинева, 46,5% – Бельц, 41% – Оргеева, 36% – Сорок. Евреями являлись 55,6% работников текстильной промышленности, 58,6% работников химической, бумажной, типографской отраслей и немногим менее половины – 44,3% – в пищевой, а также треть работников мебельных мастерских, пятая часть металлистов и строителей. Евреи преобладали в кредитных учреждениях (54,8% сотрудников) и в торговле (80,2% торгующих в селах и 74,1% – в городах). В 1934 году из 514 адвокатов, практикующих в пяти уездах Бессарабии, 190 были евреями. Особенно прочны были позиции евреев в объединениях предпринимателей и коммерсантов.

Имелись в еврейском сообществе и разногласия. Между сионистами и бундовцами шла полемика по вопросам о будущем еврейского народа.
Сионисты выступали за создание еврейского государства в Палестине и эмиграцию евреев туда, бундовцы считали приоритетной борьбу за права евреев в Бессарабии.
От ориентации на эмиграцию либо на борьбу в Бессарабии зависело решение вопроса о языке еврейского образования. Гебраисты (сторонники иврита) считали древнееврейский язык «цементом, который может органически соединить еврейский народ в одно неразрывное целое». Бундовцы обличали их как беспочвенных романтиков: «Нет еврейского национального языка. Евреи говорили на всех языках». Сионистов они критиковали за «иллюзорность цели», за стремление возродить «мертвый язык», «обособить евреев».

2 ноября 1917 года министр ино-странных дел Великобритании А.Бальфур заявил о том, что британское правительство «благосклонно относится к созданию в Палестине национального дома для еврейского народа». В Кишиневе текст, озаглавленный «Мандат Англии на Палестину», был опубликован только в марте 1921 г., но руководству еврейского движения содержание декларации Бальфура стало известно ранее. Активизация сионистов Бессарабии началась после «условного» присоединения области к Румынии. 30 августа 1918 года Я. М. Бернштейн-Коган зарегистрировал в Кишиневском трибунале «Устав Сионистской организации Бессарабии». Регистрация устава позволила всем течениям сионистского движения развернуть легальную деятельность. Легализация еврейских организаций по всей области осуществлялась на основе устава, зарегистрированного 30 августа.

Летом 1918-го сионисты попытались создать в Бессарабии еврейскую общину. Я. М. Бернштейн-Коган вошел в ее руководство. Однако румынские власти, стремясь не допустить дальнейшей консолидации евреев, вскоре распустили ее. Не позволили они создать параллельную общинную структуру и еврейским религиозным ортодоксам. Однако задачу легализации еврейского движения удалось решить уже 25 июня 1918 года, когда был зарегистрирован устав общества «Тарбут», целью которого являлось «распространение еврейского языка во всех населенных пунктах, где проживают евреи». «Тарбут» дальновидно оговорил себе широкое поле деятельности, включая открытие детских садов, начальных и средних специальных школ, курсов, книжных магазинов, издание газет, журналов, книг, создание театров, оркестров, обществ еврейских учителей, писателей, художников. Были указаны и источники финансирования этой деятельности: различного рода сборы, охватывающие практически все еврейское население, за исключением неимущих. Эмиграционная направленность деятельности «Тарбута» была подчеркнута выбором языка работы создаваемых им учреждений: им был объявлен иврит. Было учреждено также спортивное общество «Маккаби», узаконенное, впрочем, только в 1921 году.

Если румынские власти рассчитывали, что, позволяя сионистам дей-ствовать, они лишь ускорят эмиграцию евреев из страны, то они ошиблись. Организации, созданные сионистами, включились в повседневную борьбу за интересы евреев. В отличие от русской общины Бессарабии, еврейскому сообществу было позволено создавать благотворительные организации, и в 1919-м, когда из-за Днестра в Бессарабию начали прибывать тысячи беженцев – жертв петлюровских погромов, в Кишиневе был создан т. н. Украинский комитет, призванный оказать им помощь. В его состав вошли Я. М. Бернштейн-Коган, главный врач еврейской больницы М. Б. Слуцкий и ряд других деятелей. Почетным председателем комитета стал раввин И. Л. Цирельсон. Комитет организовал сбор средств, установил связи с еврейскими общинами Украины и еврейскими организациями на Западе. Львиную долю денег на оказание помощи беженцам предоставила американская организация «Джойнт». «Беженская кампания» способствовала сплочению евреев. К весне 1920-го сионисты Бессарабии оказались достаточно организованы, чтобы принять участие в парламентских выборах.

Действовали в Бессарабии и организации Бунда. В июле 1918 года бундовцы приняли участие в формировании еврейской общины. Один из лидеров Бунда – член «Сфатул цэрий» С. Коварский выступил на учредительном заседании. В августе в Кишиневе состоялось совещание учителей-бундовцев, а группа активистов из Бессарабии приняла участие в состоявшемся в Одессе съезде Бунда, который ориентировал его участников на борьбу против присоединения Бессарабии к Румынии и на вовлечение в бундовское движение евреев Румынии. Эти решения активизировали работу Бунда в Бессарабии. В начале 1919 года кишиневская организация насчитывала 500 членов. Они выпускали листовки и пытались наладить регулярное издание нелегальной газеты на идиш. В номере, выпущенном в октябре 1919-го, бундовцы призывали трудящихся к борьбе с буржуазией во имя социалистического будущего, за Бессарабию в составе «Соединенных Штатов России». Решение «еврейского вопроса» они усматривали в национально-культурной автономии.

Бунд, стоящий на пророссийских позициях социализма, легализоваться не пытался. В 1919-м было запрещено также общество «Поалей Цион» («Труженики Сиона»), сочетавшее сионистскую и социалистическую идеологии. Бундовская организация Бессарабии распалась. Часть бундовцев примкнула к коммунистам, другие влились в состав левых сионистов, но некоторые из них в 1927 году предприняли попытку возродить в Бессарабии Бунд.

(Окончание следует.)
Пётр ШОРНИКОВ,
доктор истории
sadmin
 
Сообщения: 826
Зарегистрирован: Вт июл 10, 2007 2:09 am

Вернуться в Из истории бессарабских местечек

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron